Новости, мнения, блоги
Горизонтальная Россия

Поэт Александр Дельфинов: Теперь любой полицейский, который сфотографируется рядом с Павленским, войдет в историю искусства

О перформансе Петра Павленского, акционизме как таковом и непростых взаимоотношениях художника, власти и общества

Акция Петра Павленского «Горящая дверь Лубянки» стала очередным событием, поделившим интернет на две части — одни в восторге, другие плюются. Художник уже достиг поставленной цели: показана не только горящая дверь, но и проблема за ней, широкие массы людей втянуты в дискуссию, а участниками акции стали и сторонники, и противники.

На следующий день после поджога дверь в главный офис ФСБ закрыли стальными листами, спрятали от глаз прохожих — это выглядело продолжением перформанса, его частью. Все, что мы наблюдаем сейчас и увидим в дальнейшем, по сути, становится развитием акции. Она не окончена.

О перформансе Павленского и об акционизме вообще корреспондент «7x7» поговорил с поэтом, журналистом и гражданским активистом Александром Дельфиновым.

Есть ощущение, что многие в России не понимают, что такое акционизм. Можете в общих чертах описать это явление?

— Художественный акционизм возник в 1960-х годах в Западной Европе и США. Довольно быстро что-то подобное появилось и в неофициальном искусстве Советского Союза. Но по-настоящему российские художники-акционисты стали известны в конце 80-х годов, когда на волне перестройки к неофициальному искусству было повышенное внимание медиа, публики. И многое из того, что происходило в каких-то закрытых пространствах, подвалах, вышло на улицу и приобрело совершенно новое значение. Тогда появились новые имена в этой области.

Что такое акционизм? Изначально это попытка художника обозначить границу между традиционным искусством и общественной жизнью.

Почему это происходило, почему это стало важным? Потому что в послевоенный период в западноевропейской культуре, к которой Советский Союз и Россия примыкают тоже, возникла потребность в новом художественном языке. Это было связано с большим количеством причин, в том числе с тем, что появились новые медиа, телевидение, массово распространилась фотография. Технические средства настолько изменились, что если раньше художественное искусство было уделом немногих, которые получали долгое специальное образование и, соответственно, должны были получать бюджеты под свою работу, то теперь это стало доступным большему количеству людей. Произошла демократизация искусства, и это привело к тому, что многие формы искусства, например классическая живопись, стали неактуальными. Художники искали новые формы для выражения.

Кроме того, и само общество изменилось. Травматический опыт Второй Мировой войны с лагерями смерти и массовым проявлением насилия небывалых масштабов тоже поставил перед художниками новые вызовы. И художники отвечали на эти вызовы нарушением привычных границ.

Например, был такой венский акционист Петер Вайбель, которого выгуливали как собаку по улицам Вены в 60-е годы. Потом его знаменитую акцию цитировал позднесоветский и младороссийский художник Олег Кулик, который тоже был человеком-собакой, но в другой ипостаси. Это была другая собака, она была более дикая. И акционизм изначальный, 60-х годов, и акционизм конца 80-х годов был внутри художественных пространств, хотя ставились вопросы о границах, но сами художники только иногда выходили из них, проводя акции на улицах.

Однако в 90-е и особенно в нулевые годы особое распространение приобрело новое явление, которое называется «арт-активизм». Это другой шаг того же явления, другая форма развития, где методы художественного акционизма не обязательно используются чисто в художественных целях. Художники стали выступать как гражданские активисты. Сейчас они могут требовать политических изменений или изменений в корпоративной практике. Например, представители американской активистской группы YesMen, выдавая себя за бизнесменов, будучи одеты абсолютно, как бизнесмены и имитируя бизнесменов, проникали на бизнес-конференции, где получали право выступать. Они выступали с совершенно невероятными требованиями, которые подрывали изнутри саму конференцию. Таким образом они доводили до медиа и граждан сведения о болезненных проблемах, связанных с какими-то неправомерными действиями крупных корпораций.

Мы стараемся смотреть на реакцию наших читателей и выбирать общие оценки. После акции Павленского, который поджег дверь здания ФСБ, многие люди пишут, что так может любой. Считается, что искусство — это нечто сложное, владение им дано немногим. Но акционисты делают какие-то вещи, которые можно повторить. Грубо говоря, каждый может пойти поджечь дверь и сфотографироваться рядом, поэтому акция Павленского не воспринимается как искусство.

— Это вполне понятное возражение. Любое произведение искусства, в том числе и классическое, требует объяснений. Даже если вы придете в Лувр и увидите какие-нибудь живописные работы мастеров Средневековья, вы будете удивлены тем, сколько неожиданного расскажет вам грамотный специалист. Может быть, даже обнаружите, что совершенно неправильно понимали картину. Потому что в некоторых случаях художники старого времени говорили на ином художественном языке, нежели мы сейчас. Если мы сейчас увидим картину, написанную в XVI веке, на которой изображены персонажи или пейзаж, то мы посмотрим на это как просто на реалистический пейзаж. Но очень часто художник того времени, пользуясь языком того времени, вкладывал в картину совершенно особое значение, которое нам непонятно, которое может объяснить только грамотный специалист. Конечно, любой человек с достаточным художественным чутьем и уровнем образования и самосознания сможет пройтись по любому музею и получить набор впечатлений. Но при общении со специалистом всегда будет какой-то, что называется, срыв шаблона, всегда будут ломаться стереотипы.


 

Фото varlamov.ru
Акция Петра Павленского. Фото varlamov.ru

Так же происходит и в современном искусстве, которое в каком-то смысле заточено под то, чтобы исследовать собственные границы. Оно часто ставит вопрос о том, что является искусством, а что — нет. Художник делает то или иное действие, которое отчасти призвано поставить этот вопрос. Отвечает на него время.

Сможет ли каждый из нас провести такую акцию? Думаю, что не каждый способен сделать то, что сделал только что Петр Павленский, рискуя получить срок, который грозит ему сейчас. Не каждый сможет провести акцию, чтобы она действительно сработала.

В современном искусстве, особенно акционизме, очень важно, чтобы у этого были зрители. А зрители не на улице стоят, они потом через медиа получают информацию об этом произведении.

И еще можно сказать одну важную вещь: как раз современные художники настаивают на том, что не нужно какого-то высшего знания искусства. Те же YesMen ездят по всему миру и делают семинары, обучают тому, что делают они. Поэтому в каком-то смысле искусство превращается из элитарного, высшего знания в инструмент общественной работы.

Живопись эпохи Возрождения сегодня считается классической. Когда появились сюрреалисты или кубисты, первое время их принимали в штыки, но потом они тоже стали классикой. Можно предположить, что через какое-то время новый язык, на котором говорят акционисты, тоже станет классическим? А после появится новый, и он тоже сначала не будет понят? И почему, по вашему мнению, за границей у гораздо большего количества людей получается считывать язык современных акционистов, понимать его, а в России он отторгается?

— Думаю, это связано с несколькими причинами. Во-первых, с уровнем образования. Многие вещи, связанные с проявлением культуры, в том числе массовой, больше понятны людям в странах Запада, потому что гораздо большее количество людей обучены еще в юности понимать этот язык. В школах проходят занятия, на которых ученики выполняют задания, связанные с разными видами искусства — кино, музыкой. Во многих странах, например в Германии, детей учат думать, понимать, искать ответы. Культура не представляется в какой-то застывшей форме, при которой прошлое и классика обожествляются и возводятся в ранг священной коровы. Это с одной стороны.

С другой стороны, мне кажется, что сейчас Россия проходит особый период. Российское общество очень травматизировано последствиями советского опыта, непроговоренной, неясной до конца историей с репрессиями.

Наше общество несет слишком много боли в себе. И в этой ситуации провокационные методы современного искусства срывают триггеры у очень большого количества людей. Происходит бессознательная агрессивная реакция.

Люди не пробуют понять, о чем с ними говорит художник, не хотят разбираться в болезненных темах. Они хотят скорее от этого спрятаться. Поэтому первая реакция — это агрессия, поэтому она принимает такие уродливые формы, как, например, разгром выставки скульптора Вадима Сидура в Манеже, который организовали православные активисты Дмитрия Цорионова. Его работы относятся к авангардистскому неофициальному искусству советского времени, а на Западе автор практически признан классиком.

Переход авангардистов в этот статус действительно уже происходит. Венские акционисты первого времени наслаждаются статусом живых классиков сегодня. Тот же Петер Вайбель организует выставки на крупнейших выставочных пространствах мира.

Я могу с некоторым сожалением сказать, что в начале девяностых годов было ощущение, что мы этот болезненный этап пройдем быстрее и с наименьшими повреждениями. Сейчас мы переживаем такой странный флешбэк, когда агрессивная группа людей, похожих на гопников, может зайти на художественную выставку и погромить экспонаты. Или когда художники вынуждены поджигать двери, чтобы обозначить свою общественную позицию, у которой больше нет никакой иной возможности выражения. Наверное, это свидетельствует о проблемах общества, но не о проблемах художников.

В Сыктывкаре сторонники правой организации подожгли дверь в квартиру правозащитника Игоря Сажина, они же пришли на собрание Коми правозащитной комиссии «Мемориал» и облили всех кетчупом. В связи с этим возникают вопросы — чем это или выходки Цорионова отличаются от акционизма? Почему их нельзя считать художественной акцией?

— Во-первых, поджигание двери Павленским выходит за рамки законодательства, потому что это, скорее всего, порча имущества. Я не юрист и точно не знаю, под какую статью подпадают действия Павленского, только предполагаю. Также и действия группы Pussy Riot подпадали не под ту статью, по которой их потом посадили на два года, а под гораздо менее серьезную, административную.

Акция выходит за правовые рамки, и художник рискует тем, что понесет наказание. Но от этого не меняется смысл его художественного высказывания. Западные художники во времена начала акционизма тоже задерживались полицией, а потом были большие дискуссии о том, можно ли делать то или иное действие. Постепенно определенные вещи общество приняло, и стало ясно, что можно делать. А что-то осталось за рамками. Получился живой процесс.

Однако есть разница в поджигании двери, которое сделал Павленский, и поджигании, которое устраивают ультраправые в случае с правозащитником. В случае с Павленским это действие символическое, которое угрожает выражающее позицию по отношению к некой институции, но не угрожает никому конкретно.

И в этом большое отличие, так же, как в случае с Pussy Riot, которые проводили съемки своего ролика тогда, когда в храме не было богослужения. В случае, когда это делают ультраправые, смысл другой — речь идет о запугивании конкретного человека, и в этом случае всегда есть угроза насилием. Речь идет о методе психологического террора, к которому радикальные группировки прибегают, чтобы испугать своих жертв. Представители этих группировок всегда стараются скрыться. Они никогда не заявляют публично: «Здравствуйте, это я, Вася, поджег дверь правозащитнику!». Это происходит только в некоторых случаях. Вот как с Цорионовым, который себя позиционирует тоже как активист. По его мнению, он может делать что-то, потому что имеет на это некое высшее право, представляет движение «Божья воля», апеллирует к воле господа. Господь, к сожалению, молчит, не высказывается как свидетель на судах. Но уже суды должны решать — по божьей воле действует Цорионов или по своему умыслу.

В общем, есть разница между психологическим пугающим воздействием на гражданина или между разрушением каких-то художественных объектов на выставке и между художественной акцией, которая является острым критическим высказыванием по какой-то общественной проблеме, которая касается очень большого количества людей.

Когда в начале 90-х появилась, например, Галерея в Трехпрудном переулке и многое другое, это не воспринималось так жестко обществом. В какой момент произошел перелом? Когда большое количество людей стало очень воинственно выступать против нового языка? И кто стал катализатором этого изменения?

— Мне кажется, изменения в обществе медленно назревали в течение всех нулевых годов и связаны с целым рядом событий, напрямую никак не относящихся к искусству. Очень серьезный перелом в обществе был связан со взрывом домов в конце 90-х годов, с угрозой терроризма, люди были напуганы. Потом была вторая чеченская кампания. С этого начинаются постепенные изменения в обществе, риторика ужесточается, депутаты, политики все больше начинают говорить об ограничениях свобод, о том, что демократия себя не оправдала, что у России свой культурный выбор и мы должны идти своим путем.

Антизападная риторика постепенно нарастает в течение десяти лет. Но катализатором становятся гражданские выступления 2011–2012-х годов, после которых в России сильно затянули гайки, мощно изменилась политика в области медиа.

И на сегодняшний день в обществе создается атмосфера нетерпимости за счет постоянного долбления телевизионной пропагандой, которая стремится не к просвещению людей, а скорее к оболваниваю. На протяжении последних лет мне удавалось ездить по разным городам России с поэтическими выступлениями, дискуссиями, в том числе в художественных фестивалях. Я заметил, что люди дезориентированы, но очень заинтересованы. И часто во время дискуссии, если люди чего-то не знают, они подходят и спрашивают. Бывают вопросы и грубые, и корректные. Но, так или иначе, в прямой дискуссии часто выясняется, что большинство людей нормальны. Скажем так: большинство русских людей понимают русский язык. Когда ты уважительно дискутируешь, этого зачастую хватает, чтобы непонимание, страх и вызванная им агрессия исчезли.

 

Фото Tamara Teneta

 

Конечно, это не касается, скажем, неонацистов или каких-то активистов гопнических политизированных объединений, которые в роли современных хунвейбинов громят выставки и, прикрываясь православием, патриотизмом, прикрываясь высокими образами, творят низкие дела. Эти люди изначально стоят на такой позиции, что никакой диалог с ними не возможен. А диалог опасен для них, потому что они проиграют в прямой дискуссии. Потому что если я рассказываю об искусстве, то на моей стороне факты, которые я могу подтвердить, как говорится, пруфлинками, а на их стороне пропаганда и идеология оболванивания.

Если говорить о традициях, скрепах и особенном пути России, то можно провести параллели между акционистами и православными святыми, в частности, юродивыми, которые тоже пытались иносказательно разговаривать с народом и властью. Известен литературный пример, когда якобы Василий Блаженный в пост пытается угостить Ивана Грозного сырым мясом, и когда тот говорит, что в пост мяса не ест, юродивый отвечает: «А христианскую кровь пьешь!» Это тоже некий акт, сходный с тем, что делают художники-акционисты, и тоже выход за рамки нормы. В исламской традиции есть сходные персонажи — дервиши. Уместны ли подобные параллели на ваш взгляд?

— Безусловно, сходство есть. Традицию юродивых я, конечно, знаю, но не готов дать анализ того, насколько это связано. Есть аналогии, которые высказывались после акции Pussy Riot, потому что известно, что московские юродивые тоже выбегали на амвон и тоже творили какие-то непотребства возле храмов, что также неоднозначно воспринималось в то время. Традиция религиозного хулиганства и немного придурковатого выкрикивания правды в сторону власти в русской культуре, как и в восточной вообще, и в византийской, присутствует. Но я не стал бы говорить, что художники — это святые. Святой — это сакральное представление о человеке, который не имеет грехов и напрямую связан с божественной сущностью, опять вспоминается «Божья воля». У меня пока что нет прямой связи с высшими силами, я над этим только работаю. А художники — это абсолютно земные люди. Но это люди культуры, и они используют в том числе и культурные коды, характерные для русской культуры. Конечно, образ юродивого художник может использовать в своей работе, поскольку этот образ понятен и так или иначе действует на наше сознание или подсознание.

Переходя к акции Павленского, который, кажется, пошел по пути мученичества, хотя, может, и не святой. Есть мнение, что она не закончена, мы видели только первую часть. Павленский, пожалуй, даже выиграл первый раунд, потому что втянул в свою акцию государство. Согласны ли вы с этим?

— Пожалуй, да. Теперь любой полицейский, который сфотографируется рядом с Павленским, войдет в историю искусства. Даже против своей воли. Уже была такая история, когда после предыдущей его акции следователь, который вел дело, превратился в его сторонника. Безусловно, Павленский — сильная личность, он делает очень четкие высказывания, которые воздействуют как на сторонников, так и на противников, его акции не оставляют людей равнодушными, они цепляют, и не обязательно позитивно. У него есть много отрицателей и даже ненавистников. Но искусство активистское, акционистское так и должно действовать, поскольку нацелено на исследование границ, оно должно в какой-то степени разделять людей. И объединять тоже, потому что, как только мы обнаруживаем границу, мы не только разделяемся, но и объединяемся на одной из ее сторон это амбивалентная история. А потом, можно ведь переходить с одной стороны на другую, все в процессе.

 

Прага. Фото Максима Полякова

 

Что касается мученичества, то, безусловно, Павленскому теперь грозит серьезный срок, его история с дверью отсылает нас к делу Сенцова, который получил 20 лет колонии строгого режима. Павленский шел на это дело с осознанием риска. Можно вспомнить политическую акцию самосожжения чешского студента, когда вошли советские танки. В Литве тоже была подобная акция, в 1972 году, в Каунасе. Жасминовая революция в Тунисе тоже началась с акта самосожжения в 2011 году. У Павленского не самосожжение, но все равно некий огненный акт. Его последствия в истории я не могу предсказать, в том числе и в личной истории Павленского. Но с культурной точки зрения это очень сильный жест, который в любом случае не будет забыт.

С одной стороны, государство прессует акционистов: Артёму Лоскутову сначала премию «Инновация» вручали за Монстрацию, а потом за эту же Монстрацию судили, участниц Pussy Riot отправили в колонию на два года. С другой стороны, мы видим, как власть пытается перехватить повестку оппозиции, например, создать свои НКО, заняться борьбой с коррупцией. Так появился такой квази-акционист, как Энтео, группа «Главплакат», которая пикетировала офис «Свободной России». Насколько успешен их опыт?

— Действия Цорионова по прозвищу Энтео маскируются под действия акционистов, эти люди называют себя активистами, как и гражданские активисты или арт-активисты. Можно провести историческую аналогию с царской Россией. Когда возникло большое количество радикальных подпольных левых групп, в ответ государство при помощи тайной полиции создало праворадикальные группы, типа «Черной сотни», которые были призваны мобилизовать проправительственный электорат против левых и сторонников революционных движений. К чему это привело, мы знаем, — это в конце концов привело к гражданской войне. Эта практика себя не оправдала, царский режим не устоял при помощи таких методик. Но практика конфронтации в тактическом формате кажется ее организаторам оправданной, можно вспомнить хунвейбинов в Китае — тоже нечто подобное. Эта логика понятна, но печально, что мы будем вынуждены иметь с этим дело.

Можно ли считать, что акционист Леонид Николаев, более известный как Лёня ****тый, участник арт-группы «Война», создал некую ролевую модель для акциониста, которой будут следовать другие художники?

— Трудно сказать. Я не был знаком с этим человеком. Не очень понимаю, о какой модели идет речь, но мне кажется, это по-своему выдающийся человек, и группа «Война», в которую он входил, сделала несколько очень ярких акций, хотя у представителей этой группы неоднозначная репутация, и можно в их адрес тоже высказывать критику. Каждый акционист, активист идет своим путем, хотя, может быть, есть какие-то общие опасности, ошибки. Но здесь очень важно, что это не движение толпы, а движение индивидуальностей. Лёня сделал свой личный выбор, он нес ответственность и риски, связанные с этим выбором. А выбор Павленского — это выбор Павленского. И выбор каждого другого человека, художника или гражданского активиста, будет его личным выбором.

Мне понравился текст, ссылку на который вы разместили у себя на странице в «Фейсбуке». Но заканчивается он такими словами: «Павленский — акционист периода Реакции. Лодку затягивает в мутный зловонный водоворот, из которого нет выхода. Весла сломаны, парусов нет. И единственное, что могут сделать тонущие, — держаться достойно. У Павленского получается». Это очень мрачное видение ситуации.

— Это текст украинского активиста и акциониста Александра Володарского, который сейчас живет в Берлине. Я солидарен с печальной концовкой его текста. Но, с другой стороны, есть выражение, что ночь наиболее темна перед рассветом. Являясь по природе своей скорее пессимистом, я все равно сохраняю определенный оптимизм, потому что, как писал в свое время Даниил Хармс, жизнь способна побеждать смерть неизвестным науке способом.

Елена Соловьёва, «7х7»

Комментарии (40)
или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий, как зарегистрированный пользователь.
читать не стал
13 ноя 2015 02:07

1. Поэта такого не знаю, и мысли его не авторитетны.
2. Много букофф.
3. Почему интервью с поэтом , а не с искусствоведом?
4. О современных направлениях в искусстве, в том числе что нельзя относить у искусству и почему, достаточно много рассказывала Антонова, а она авторитет в мире искусства.

По пункту 4
13 ноя 2015 02:41

Про современное искусство очень много говорила и директор Московского мультимедиа арт-музея (бывший Московский дом фотографии) Ольга Свиблова. И ее мнение отличается от мнения Антоновой. И Свиблова бесспорный авторитет. Как впрочем и Антонова
http://echo.msk.ru/programs/kulshok/1488158-echo/

13 ноя 2015 13:46

Спасибо! Особенно "поэта такого не знаю, и мысли его не авторитетны" - это просто классика. тут возможны варианты, например: "Хайдеггер. Философа такого не знаю, и мысли его не авторитетны" или "Мессиан. Музыки его не слышал, и она совершенно бездарна" или там "Дзига Вертов. Фильмов его не вдел, и это какая-то муть. И что вообще за дурацкое имя". Список можно продолжать долго, не забыв включить классическое "не читал, но осуждаю".

Терентьев Сергей
13 ноя 2015 15:35

А вы, Елена,"Mein Kampf" читали? Осуждаете? Или ещё не решили?

13 ноя 2015 16:18

Сергей, странно, я думала, что вы образованный человек и знаете, что Mein Kampf запрещенная литература. если бы не была запрещена, я бы почитала и сделал свои выводы. тут все просто, акцию увидели многие, воленс-ноленс, поэтому и могут обсуждать. Если бы я также невольно прочла книгу Гитлера... Но это искусство другого формата. Знаете, живопись - это не музыка, книги - это не акционизм, и ставить их в один ряд, вообще-то глупо и неуместно. Я понимаю, что вы человек эмоциональный и логика в ваших рассуждениях даже не на вторых ролях, и все же приведу более уместное сравнение. Как известно, Гитлер пытался реализоваться как художник, но его картины не вызвали отклика, его произведения сочли посредственными и вокруг них не было ни одного жаркого спора. И вспомните, как ему пришлось потом компенсировать свои обиды на непризнание. Вот у Павленского как-то все совершенно иначе. Если сравнивать этих двух авторов, совершенно ни в чем не похожих, то найдется лишь одно общее место - оба вегетарианцы.

читатель
17 ноя 2015 14:49

в таком случае, Чарльз Грейнер и Сабрина Харман из Абу-Грейб самые гениальные художники-акционисты

считаю
13 ноя 2015 05:04

что за поджег 25 лет не меньше. у него будет камера. пусть там рисует. Оскорбление органов в таких размерах оцениваю деятельность вашего художника.

Чеширский кот
13 ноя 2015 09:16

Крутяк,рассвет близится,ночь пройдёт неизбежно!

*
13 ноя 2015 11:17

Мнение писателя:
" - Конь с двумя х... - это ещё что. Сейчас перед вами выступит рядовой Стравинский, который умеет говорить своей жопой и до освобождения народа работал артистом в цирке.
О, как я пожалел в эту секунду, что рядом со мной не было никого из символистов, , например. Разве можно было бы найти символ глубже? Если даже балаганному чревовещателю приходиться прибегать к таким трюкам, чтобы поддержать интерес к себе, то что же ждёт поэзию?"
Пелевин. Чапаев и Пустота.

ВС
13 ноя 2015 11:20

Самое опасное, что Павленскому могут приписать новые статьи, например терроризм. Это стиль режима, который стремится запугивать общество..

Слишком много внимания дешевому пиару непонятно кого. И в этом смысле я согласен с Кончаловским - это не искусство.

алексей
13 ноя 2015 14:29

Насколько я знаю, искусство - это не только смелость и идея, но еще и мастерство. Ни в прибитых яйцах, ни в подожженной двери мастерства не наблюдается.

Терентьев Сергей
13 ноя 2015 15:16

"Акция Петра Павленского... стала очередным событием, поделившим интернет на две части — одни в восторге, другие плюются"

Да ничего и никого она не поделила, эта какция, Дельфин Поэтов просто нагнетает пафосу. Над Павленским все элементарно стебаются, что вполне объяснимо. Ну, не обсуждать же его всерьёз, ей богу, так можно вообще до чёрти чего докатиться. Пусть, вон, Елена Соловьёва восклицает в героической позе, у неё работа такая, да и судьба наверное тоже.

13 ноя 2015 15:35

Вот там очень простое есть объяснение в тексте, даже не для блещущих интеллектом, элементарное, в общем. Оно о том, что акция не заканчивается на совершении акта и акт - не самоцель. Задача в том - чтобы втянуть в обсуждение, как можно больше людей, и не важно, что именно они будут говорить. Чем масштабнее обсуждение - тем удачнее акция. Любой, включившийся в обсуждение - уже ее часть, просто по факту. Я очень рада, что Сергей присоединился к акции Петра Павленского и стал её частью. U are wellcome!, как говорится

Терентьев Сергей
13 ноя 2015 15:47

Это понятно, что для Елены Соловьёвой главное - набросить на вентилятор, набросить что угодно, хоть Павленского того же, за неимением, как говорится. А если это было обсуждение, то опять же минус и Павленскому, и Соловьёвой: лучше б было обоим промолчать и заняться чем-нибудь полезным - размножением, например, о котором так долго и торжественно декларируется.

На минутку, у Павленского двое детей.

Терентьев Сергей
13 ноя 2015 16:26

Да. я в курсе, и про жену его Оксану Шалыгину, которая книгу достала из своего влагалища в Русском музее. И у Елены Соловьёвой пока двое. Но дети не отвечают за своих родителей, Софья, вы разве не знаете об этом?

13 ноя 2015 16:39

вы, смотрю, выделяете для себе всё самое вам интересное

Терентьев Сергей
13 ноя 2015 17:01

Ну вот, опять Я виноват.
Подобное как раз ВЫ, Елена, выделяете. Зачем-то выложили на сайте этого дурачка Павленского... Всё хотите оживить, реанимировать сайт желтухой всякой.

Это я к вашему пожеланию размножаться, а не к теме ответственности.

13 ноя 2015 16:20

Вы так много говорите про размножение, как будто стремитесь создать впечатление - это единственное, что вам удалось.

Терентьев Сергей
13 ноя 2015 16:35

Про размножение говорите как раз вы, Елена, уже много лет у вас висит этот манифест - "Буду размножаться дальше".

13 ноя 2015 16:57

О! Дык одна моя запись о себе, которой сто лет в обед, и которую я просто забываю обновить, потому как недосуг, в силу того, что обещания я свои держу, вот эта богом забытая запись важнее всех ваших ста тыщ комментариев о важности иметь детей. Ахаха! Слушайте, отцовство для вас - не самое главное, хорошо, будем знать теперь. Джаз вам давно не интересен. Это очевидно по тому, что вы совсем перестали о нем писать. А что для вас важно вообще, кроме возможности сцепляться с разными людьми в комментариях? Вы читаете какие-нибудь книги? Может размышляете о чем-то? Зачем вы все время себя выставляете исключительно склочником? Ну повернитесь уже к людям другой стороной натуры, есть ведь она у вас?

Терентьев Сергей
13 ноя 2015 17:03

Елена, вы становитесь обыкновенной сплетницей. Уже стали.

13 ноя 2015 17:23

Ну да, отталкиваясь от ваших утверждений и общаясь с вами, трудно стать кем-то другим. Вот я вам предложила поговорить о книгах, к примеру, а вы давай обзываться. Вы это всегда делаете, когда нечего возразить по факту и любую попытку перевести беседу из плоскости склок на более высокий уровень с негодованием пресекаете.

16 ноя 2015 13:25

Стих о пустоголовой -пеструшке.

Я Колю часто соблазняю:
Трусы прозрачное люблю ...
Когда яичницу готовлю –
Прогнувшись в талии стою ...
Вяжу носки я очень ловко –
Практически без ничего ...
И пухлую отклячив попку,
Я провоцирую его ...
И с Жижиком играя долго ...
В короткой юбке и чулках,
Разыгрываю малолетку,
Чтобы раздуть огонь в чреслах ...
И вот однажды соблазнила!
Воспламенился Колин взгляд!
Подкрался сзади, КОТ блудливый...
И... И ДАЛ МНЕ ПЕНДАЛЯ ПОД ЗАД!

Не любишь ты тётенек, Ванечка :)

https://youtu.be/4nPvhPeGlu4

Баззи
18 ноя 2015 18:31

Superстих! Хи-хи!

13 ноя 2015 17:46

Я понимаю, что редакция, решила сделать пиар для Александра Смирнова-Гринберга., он же Дельфинов. Нет ничего удивительного в том, что читатели его не знают. Он стихоплёт из тех, что "Я поэт, зовусь Незнайка". Мужику пятый десяток, а он всё дурью мается.
Поэтому не случайно и Соловьёва не ведёт с ним диалога о ЕГО поэзии, говорить-то собственно не о чем.

Александр Дельфинов.

Пускай мы всё делим по-братски-
И стафф,и лаве,и секс,
Не верим в ментовские сказки,не ждём от судьбы чудес,
Пусть вместе грешим и молимся
Под светом одинокой звезды,
Но однажды мы все поссоримся
И дадим друг другу п...ды.

Хотя между ног у девчонок
Давно не пылим сгоряча,
Хотя не пивной бочонок
У каждого на плечах,
Хотя впопыхах не ломимся
В тот клуб,куда час езды,
Но однажды мы все поссоримся
И дадим друг другу п...ды.

Вот так всей паршивой кодлой
Мы вывалим на танцпол,
Вот так всей командой подлой
Вколотим победный гол,
Под прессингом не расколемся
И не отпустим бразды,
Но однажды мы все поссоримся
И дадим друг другу п...ды.

13 ноя 2015 18:17

http://theoryandpractice.ru/presenters/15475-aleksandr-delfinov

Александр
13 ноя 2015 18:41

Слушайте, эти споры яйца выеденного не стоят...Ибо нет никакого акционизма в поджигании дверей....Есть прекрасная сказка - "Голый король", так вот вы все ищете то самое платье, которого НЕТ!!! Это все козьи понты. Это самое дурацкое и просто дебильное, что может сделать человек.....Если тебе не нравиться что то в гос. системе, так иди и меня эту систему. Если не хочешь (не можешь, лень, слабак, ума не хватает), то сиди дома и не выпендривайся. Я вот подожгу дверь 7 на 7 и скажу, что либеральные идеи, которые транслирует редакция, я считаю сверх пагубными для подрастающего поколения, для моих детей, я против. И Что? Вы будете называть это пафосным словом "акционизм"? Или вызовете так не любимую полицию???

13 ноя 2015 19:01

Приходите. Заодно расскажете, как вы меняете систему и боретесь за Россию.

капитан флинт
16 ноя 2015 00:09

Павленский - дегенерат, которого даже в хорошей психушке не вылечить. А стихи Дельфинова, если они, действительно, его - уровень обдолбанного пэтэушника.

Вася Рогов
16 ноя 2015 11:50

Теперь любой бомж, которого сфотографирует Павлик Ончоуз, станет частью произведения искусства.

капитан флинт
16 ноя 2015 21:00

Образ юродивого создать можно, но надо им быть на самом деле. Юродивый свой "акционизм" не продумывает, он приходит к нему свыше. А эти пустомели все планируют, но выходит все время Полишинель с торчащими ушами. Они не юродивые, а убогие.

ВИТ
17 ноя 2015 19:17

А слабо пришить уши к яйцам а яйца приколотить к двери. Вот это был бы не просто акционизм, а эквилибристический акционизм это круче, моднее и обсуждалось бы более восторженно. Да и гвоздъ загнуть, чтобы быстро не вытащили.

ВИТ
17 ноя 2015 19:30

Да и вот ещё:; пока он зашивал рот, отрезал уши и протыкал мошонку это может быть и акционизм, по крайней мере это только его проблемы, а когда он начал покушаться на чужое имущество он нарушил право на имущество других людей и это уже называется не акционизм а правонарушение или даже преступление

КОРРЕКТИРОВЩИК
23 ноя 2015 14:55

Поджог двери ФСБ .должно ровняться предательству нашей страны ,минимум 15 лет лишения свободы ,а вообще за такое деяние -расстрел . Такой выходкой он плюнул на людей ,которые свою жизнь посвятили ради своей Родины ,эти люди жертвуют своей жизнью, у них нет личной жизни ,они всегда на работе. ФСБ РФ делает все - во благо Родины- помните это !

горожанин
04 окт 2016 23:12

Павленский этим актом презрения в отношении НКВД, КГБ, ФСБ открыто и честно заявил об их гнусности . И что изменилось ? А ведь это историческая правда. Мужественный человек.

05 окт 2016 00:04

Горожанин,гениальный художник Винсент Ван-Гог (к примеру) тихо отрезал себе ухо и никоим образом не будоражил фламандскую общественность. Вот это мужественный человек!

Последние новости