Новости, мнения, блоги
Выбрать регион
Рязанская область
  1. article
  2. Рязанская область
Рязанская область

«Нам бы этих прокормить». Почему рязанская благотворительная организация не может принимать всех попавших в беду бездомных животных

«Условия получения субсидии были жесткими, но эти деньги нам очень помогали»

Некоммерческое партнерство «Лучшие друзья» («ЛД») официально зарегистрировалось в 2010 году, хотя активисты помогали бездомным животным и раньше. С 2012 года организация получала государственные субсидии, на которые животных лечили, стерилизовали, кормили и оплачивали социальную рекламу. Первые средства выделил мэр Рязани Виталий Артемов, эту традицию продолжил новый руководитель городской администрации Олег Булеков. В начале 2017 года в городской бюджет не заложили средства на субсидию общественной организации «Лучшие друзья». Руководители «ЛД» попросили рязанцев о финансовой помощи для покупки кормов и оплаты срочных ветеринарных консультаций. Корреспондент «7x7» Екатерина Вулих побывала на основной передержке организации.

 

80 хвостов

Партнерство «Лучшие друзья» располагается в районе Горрощи, на большой территории со старыми кирпичными строениями, подсобками и вольерами. Более точные координаты волонтеры просят не называть: они не могут спасти всех подброшенных под их двери животных. Еще просят не называть их общество «приютом», потому что берутся помогать не всем бездомным животным, а только тем, которые попали в беду. Это бездомные или бывшие домашние животные, которых сбила машина или покалечили люди.

 

Ника Жаворонкина

 

Как только директор «Лучших друзей» Ника Жаворонкина подходит к воротам, за забором раздается многоголосый лай. Три любопытные разноцветные морды появляются в щели под дверью — одна облаивает, две другие смотрят с любопытством. Заходим, и эти три щенка-подростка бросаются ласкаться. Их не закрывают в вольерах: волонтеры боятся, что взрослые собаки их встретят не слишком доброжелательно.

 

 

 
 
 

Отдельно от собратьев живут еще несколько животных. Семилетнего добермана Демона волонтеры выкупили у хозяина из райцентра Александро-Невский, тот держал пару доберманов зимой и летом в металлическом гараже, на «строгих» ошейниках. Сейчас озлобленный на всех окружающих зверь живет в подсобке, в которой волонтеры переодеваются и хранят запасы медикаментов первой необходимости. Демон учится доверять людям, но чужих продолжает злобно облаивать.

В другом подсобном помещении, рядом с плитой и огромной кастрюлей-котлом, на куче теплых одеял доживает свой век слепая овчарка Герда. Всю жизнь она служила в рядах МВД России, сюда попала после того, как состарилась и потеряла зрение. Еще у нее саркома, но боли пока не беспокоят, у Герды хороший аппетит.

 

 

 
 
 

В просторных летних и небольших зимних вольерах, которые чуть позже придут убирать волонтеры, оживленно: собаки встают передними лапами на сетку-рабицу, втягивают в себя запах чужого человека. Здесь содержатся и здоровые собаки, и научившиеся жить без одной конечности «трехлапки».

В новой бытовке, которую волонтерам подарили рязанцы, хозяйничают кошки. Их пока мало: кошек охотнее разбирают. Они свободно передвигаются по вагончику, спят на диване и по очереди наблюдают за происходящим, сидя у окошка.

 

 

 
 
 

 

Всего на этой передержке ждут своих хозяев 80 собак — 80 «хвостов», как говорят волонтеры.

 

«Сходится до копеечки»

Ника приезжает на работу со своим доберманом Черри. Черри постоянно перебивает нас, требуя поиграть с ней в мячик, но Ника спешит рассказать о том, что беспокоит ее больше всего.

 

 

— Просим рязанцев пока воздержаться от звонков с требованием «срочно приехать и забрать» попавшее в беду животное. Сейчас мы плохо понимаем, как будем выживать в дальнейшем и как прокормить уже существующих животных. Дело в том, что нам отказали в ежегодной субсидии, которую выделяли нашей общественной организации. Условия освоения и отчетов были жесткими, но нам эти деньги очень помогали. Сейчас мы существуем только на те средства, которые перечисляют рязанцы. Еще они приносят корма и теплые подстилки, а некоторые магазины отдают нам близкие к истечению срока годности крупы и мясо.

В социальных сетях появилось мнение, что после того, как вы добились создания муниципального бюджетного учреждения «Городская служба по контролю за безнадзорными животными», сама по себе отпала надобность в «Лучших друзьях».

— Если бы она отпала, вы бы увидели пустые вольеры. Мы выполняем разные функции, к тому же мы — общественная организация, у нас нет никакого постоянного финансирования, в отличие от МБУ. Мы подбираем покалеченных собак, лечим их и пристраиваем. К тому же половина собак попадает сюда как раз из МБУ — когда там срок их содержания подходит к концу, а хозяева не нашлись. Проводим выставки беспородных животных — они показывают людям, что подобранные с улицы собаки и кошки ничем не хуже породистых, даже преданнее и благодарнее. Проводим уроки добра в школах и детских садах, благотворительные барахолки и концерты, фотовыставки.

 

 

Как отчитывались за выделенные средства?

— Никогда не было претензий, всегда все сходилось до копеечки. Деньги стараемся освоить в срок, если возникают какие-то проблемы, всегда могли договориться с Дирекцией благоустройства города, они шли на небольшие уступки, когда понимали, что по-другому просто никак. Еще раз повторю: условия выделения субсидий очень жесткие.

По словам Жаворонкиной, в 2016 году «Лучшим друзьям» выделили 900 тысяч рублей, из них 500 тысяч в ноябре и 400 тысяч в декабре. Первый транш перечислили 25 ноября, за пять дней деньги нужно было освоить и написать отчеты. Средства пошли на неотложную ветеринарную помощь, срочную стерилизацию и вакцинацию животных, покупку кормов на пять дней, приобретение газовых баллонов, оплату аренды участка и помещений, вывоз мусора. Остальное волонтеры потратили на социальную рекламу.

— По условиям субсидии мы не имеем права потратить эти средства, к примеру, на закупку кормов впрок, на «пролонгированную» оплату аренды. То есть получили средства — их нужно потратить «здесь и сейчас». Не очень удобно, но это была большая конкретная помощь. В этом году мы планировали на часть субсидии утеплить вольеры, теперь не получится. Или только в том случае, если помогут рязанцы. Недобросовестные хозяева выбрасывают много декоративных и просто не привыкших к улице собак — они очень мерзнут в вольерах.

В «ЛД» продолжают надеяться на то, что финансовая помощь на поддержку их благотворительной организации все же будет выделена. Они записались на прием к новому главе Рязанской администрации Сергею Карабасову.

 

«Жалкие заморыши»

Заглянула постоянная помощница — жительница Рязани. Передала волонтерам пакеты с едой для собак и старыми теплыми вещами. Пришли девушки-волонтеры — заглянули во все вольеры, для всех собак нашли ласковые слова и начали готовить для них мясную кашу. Потом — студенты ветеринарного колледжа, во время практики они следят за здоровьем питомцев.

 

 

Ника со всеми обсудила планы на день и вернулась к нашему разговору. Вспомнила, в какие «приключения» попадало руководство и добровольные помощники «ЛД», и о «многособачных» квартирах:

— В поселке Шлаковый на первом этаже трехэтажного дома жила бабушка, у которой было 25 собак, и лишь одна — адекватная. Бабушка собирала и собак, и все барахло с помоек. Все они жили в вони, от которой резало глаза. Собаки ходили друг по другу, заползали в кучи тряпок. Во всей этой антисанитарной обстановке кишели какие-то насекомые, мы даже не смогли понять, что это было. Вместе с сестрой старушки удалось уговорить отдать собак нам. Родственница положила «собачницу» на лечение в психоневрологический диспансер, но сейчас она вышла и снова «коллекционирует» собак.

Такая же обстановка была в частном доме в микрорайоне Канищево. Ситуация усугублялась тем, что у «собирательницы» в вонючем жилище неподвижно лежала дочь-инвалид. Ника радуется и даже гордится тем, что подобных квартир в Рязани почти не осталось: в последние месяцы никто не жаловался. Еще Жаворонкина утверждает, что благодаря рассказам, убеждениям, мероприятиям и социальной рекламе от «Лучших друзей» рязанцы стали выбирать беспородных животных из их передержки и других приютов города.

— Помните, раньше брали только породистых, только красивых или «модных». Особым шиком было взять обязательно дорогую бойцовую собаку. А сейчас многие люди, которые решили завести друга, приходят и забирают, как они потом объясняют, «самого жалкого заморыша». Мы отслеживаем судьбы наших подопечных — в большинстве своем их любят и балуют. Это очень здорово, — говорит Ника.

Словно в доказательство этих слов у Ники зазвонил телефон. Женщина недавно забрала домой большого пса, но его пока не научили ходить на поводке. Хозяйка «отчиталась» перед Жаворонкиной, что он дичится людей и других собак: «Что вы, переезд в наш дом для него — такой стресс, такое испытание! Пусть пока привыкнет, успокоится». Ника посмеялась, потом забеспокоилась: как бы с таким подходом чрезмерно не избаловали собаку.

Еще директор «ЛД» рассказывает, что кошек и собак, которые живут во дворах и на предприятиях, бесплатно стерилизуют в некоторых ветеринарных клиниках. Некоторые рязанцы записывают животных на кастрацию, а сами не приезжают и даже предупреждают об этом, и из-за такого отношения ветклиники существенно сократили «бесплатные места».

 

 

На прощание Жаворонкина задумчиво сказала:

— Я все насчет того, что наша организация больше не нужна… А что предлагают те люди, которые так говорят? Выпустить почти сотню собак из вольеров, чтобы они разбежались по городу? Или погрузить на грузовик и отправить в «усыпалку»? Видно, недостаточно хорошо еще работает наша пропаганда гуманного отношения к бездомным животным. Будем работать над этим.


Несколько лет подряд рязанские зоозащитники добивались прекращения работы муниципального предприятия «Лайка», которое занималось только уничтожением бродячих собак, зачастую — на глазах у детей. На митинги зоозащитников за создание приюта собирались сотни рязанцев. Летом 2016 года в Рязани появилось МБУ «Городская служба по контролю за безнадзорными животными», который возглавила бывший активист НП «Лучшие друзья» Марина Селезнева. В муниципальном учреждении животные содержатся не больше шести месяцев, в «Лучших друзьях» они живут до устройства в семью или естественного конца.

Екатерина Вулих, фото автора, «7х7»

Материалы по теме
Комментарии (0)
или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий, как зарегистрированный пользователь.

Последние новости