Новости, мнения, блоги
Выбрать регион
Рязанская область

«Был завод процветающий — нет больше, и всю память о нем стерли»

Бывшие работники Скопинского стекольного завода — о «ниндзя в масках», бутылках для элиты и несостоявшейся выставке шедевров

 

Скопинский стекольный завод в Рязанской области, который в послевоенные годы стал одним из градообразующих предприятий, официально закрылся в 2014 году. Заводские печи остыли за шесть лет до этого. Больше 600 сотрудников остались без работы, но продолжали верить, что завод возродится. Осенью 2017 года они узнали, что несколько зданий завода разобрали и сравняли с землей. Корреспондент «7x7» Екатерина Вулих поговорила с некоторыми сотрудниками завода и их родственниками.

 

Развитие, банкротство, демонтаж

В начале 1930-х годов руководство страны постановило построить завод для выпуска аптекарской и парфюмерной тары, но по каким-то причинам строительство было приостановлено. В 1948 году Совет Министров СССР обязал Министерство строительства топливных предприятий закончить возведение заводских зданий и разместить там производство светотехнического и архитектурно-строительного стекла. Скопинский стекольный завод построили в сжатые сроки и запустили в апреле 1949 года. До начала XXI века он развивался: с 1952 года на заводе начали выпускать автомобильные фары и линзы, с 1956 года — стеклянные пустотелые блоки, с 1972 года — посуду из хрусталя, с 1974 года — силикатную глыбу (растворимое стекло).

 

 

 
 
 

 

Среди продукции завода, применимой в быту, наиболее известны бутылки (под спиртные напитки и подсолнечное масло, кетчуп, минеральную воду) и декоративные изделия из стекла и хрусталя (вазы, конфетницы, бокалы, салатницы).

Недостатка в заказчиках не было. Продукцию приобретали известные фармацевтические и промышленные магнаты — Procter&Gamble, Новосибирский металлургический комбинат, Новолипецкий металлургический комбинат. Стеклянные емкости закупали Росспиртпром и ликероводочные комбинаты СССР, а затем СНГ.

В 1993 году завод стал открытым акционерным обществом, в 2002 году сменился собственник, который перестал вкладывать средства в развитие производства и накопил долги. В 2008 году людям перестали выдавать зарплату. Завод обанкротился, Арбитражный суд назначил внешнего управляющего. В 2009 году заводчане, не получающие зарплату, пообещали перекрыть Волгоградское шоссе, а губернатор области Олег Ковалев пообещал выкупить Скопинский стекольный завод в региональную собственность и выплатить все долги. Бывшие работники завода начали искать работу.

 

 

 
 
 

 

С 2006 года по 2009 год ОАО «Скопинский стекольный завод» 18 раз выступил в Арбитражном суде в качестве истца, 39 раз — в качестве ответчика. Руководство завода предъявляло иски к нескольким предприятиям в общей сложности на 92,5 млн руб., с ОАО требовали 134 млн руб. В 2014 году юридическое лицо прекратило деятельность по решению суда о завершении конкурсного производства.

О владельце земельного участка с кадастровым номером 62:28:0050601:8 площадью в 15 580 га и кадастровой стоимостью почти в 55 млн руб. сведений в Росреестре нет. С осени 2017 года уже нет и нескольких цехов — их разобрали. Зато на территории завода есть охрана, которая никого не пускает на неизвестно чью территорию. Глава администрации Скопина Олег Асеев, судя по ответу на запрос интернет-журнала «7x7», не участвовал в принятии решения о сносе зданий. По его словам, здания и земельный участок находятся в частной собственности, и собственники пока не обращались в администрацию за разрешением на строительство каких-либо объектов на месте снесенных.

 

 

«Всю продукцию с руками отрывали, только дай»

Анатолий Терехин около 20 лет проработал на стекольном заводе наладчиком стеклоформующих машин. После развала завода какое-то время работал в Рязани, но «не прижился» там и вернулся в Скопин. Устроился в детско-юношескую спортивную школу «Старт» и говорит, что ему очень даже повезло: работу немолодому мужчине в их райцентре найти очень трудно.

 

Анатолий Терехин

 

Ну, что сказать: следил за формующими машинами, а штамповали они стеклоблоки, вазы, бутылки. Были-то у нас вазы, конфетницы — как это говорят? — эксклюзивные, и был ширпотреб. Вот этот ширпотреб тоже штамповали, потом вручную все вырезали. Бутылки под водку и коньяк делали — много разных, под 200 наименований. И бутылки были эксклюзивные: самая дорогая стоила четыре с полтиной рубля. Это одна бутылка, без содержимого. Подарочная. Мы такие наборы делали — что вы! Такой был: мужчина и женщина — туловища без рук и голов, но со всеми подробностями. И при формировании жидкое стекло неравномерно растекалось по форме. Тогда груди у бутылок-женщин получались тонкими и лопались. Мужики все лежат культурной стопкой, а женщины в помойке валяются. Потом на эти стеклянные пары надевали галстуки и бусы, и наборы эти стоили по тысяче с лишним рублей. Случайно узнал. А уж куда они потом шли — загадка, уже никогда и не узнаем, кто заказывал… Бывало и так: приезжает заказчик и делает заявку на изготовление тары именно «под себя». Вот эти наборы, либо бутылки другой формы, либо «чекушки». Помню, как-то миллион «чекушек» заказали — так они у нас штамповались и штамповались себе, про них уж даже забыли — вот как все было налажено, не требовало почти вмешательства человека.

 

 

 
 
 

 

Стеклоглыбу делали, а она шла везде: в порошок стиральный, в разные производства. Да все шло, все у нас закупали, только дай, дай — с руками отрывали. И все вот это уничтожили, ничего не осталось. Последние семь лет, с 2001 по 2007 годы, продержались на бутылках. Дальше развал пошел. Почему развал? Да кто сейчас скажет, я не экономист. Люди говорят, что просто всем хотелось нахапать, а вкладывать — шиш с маслом. А вкладывать-то в любое дело надо.

В 2009 году мы бастовать принялись. Тут бутылок много скопилось, мы не хотели их выпускать на реализацию, понимали, что снова все мимо нашего кармана пойдет. Мы ж зарплаты месяцами не видели. Но нас обманули — потихоньку вывезли. Волгоградку [Волгоградское шоссе] перекрывать начали, но тут Ковалев приехал, обещал и обещал: мол, все налажу, все верну. Ну, к словам-то мы привыкли, много чего слышали в своей жизни. Так и все. Сейчас из четырех цехов один остался, в котором производили жидкое стекло — плавили под давлением пара.

Я уж дед, а молодых жалко было. У нас столько молодежи работало! Когда «бутылку» открыли [производство бутылок] в 2000 году, мы не знали, как с бутылкой работать. К нам приехали, обучили, и молодежь к нам пошла работать. У нас 70% молодежи было — кто со мной работал, не даст соврать. Думали, что так спокойно до пенсии и отработают. И куда потом они? Кто на зоны пошел работать[в Скопинском и Милославском районах несколько исправительных колоний и колоний-поселений], кто где. Многие уехали в Москву. Производств-то не осталось, мужиков тоже не осталось — все на заработки уехали. Я тоже хотел, да как? С одним разговаривал, спросил, как на стройку в Москву устроиться. Он мне: «Сколько лет?». Я говорю, что полтинник. Он мне: «До свидания!». Хорошо, что сюда вот пристроился. А остальным как до пенсии дорабатывать? Раньше правильно говорили: раз не работаешь, значит, тунеядец. Потому что работы было — завались. Только в нашем районе были ковровая и швейная фабрики, заводы — металлургический, силикатный, насосный, автоагрегатный, молокозавод, машиностроительный, строительные организации, дорожные — дороги делали. Вот какой район был — промышленный! А когда на 1 мая демонстрации собирались — эх, ё-ё-о! Колонны на весь город растягивались, все улицы были забиты. У всех духовые оркестры, транспаранты.

 

 

 
 
 

 

Тогда, если мне что не нравится, я мог развернуться и пойти на другой завод работать, на соседний. С руками оторвали бы, только приходи. Да еще бы и профсоюз разбираться начал: «Почему уходишь? Что-о-о? Трудовое законодательство не соблюдается? А ну, мы сейчас разберемся!». Вот как было. А сейчас? Либо все указы бестолковые выполняй, либо пшел вон, никто никого не держит.

А жилье? Почему к нам со всех сторон ехали работать? Жилье строили и давали. С 1980-х годов как «улица стекольщиков» [улица Пирогова] разрослась. Было два дома пятиэтажных, а построили еще несколько и детский садик. Храм там еще рядом, отремонтировали его теперь. И все на одном пятачке: отвел ребенка в детский сад, перешел дорогу — уже на работе. Квартиры-то давали не то что каким-то там блатным, а молодым специалистам. Вот запустили у нас производство холста [материал для технических нужд, тоньше стекловаты], так на линии в одну смену только по десять человек работали. А как будешь работать, если у тебя нет квартиры? И — да, про этот стеклохолст. Им оборачивали трубы, дренажи, которые нужно протянуть по какой-нибудь сырой канаве, болотистой местности. На всю Россию этот холст шел. И что, не нужен он там теперь стал? Где теперь его закупаем-то, а?

 

 

 
 
 

 

Говорят теперь, что 600 человек на заводе работало. Так до дефолта конца 1990-х все 800 работали. И зарплаты хорошие были, никто не жаловался. Обещали-обещали восстановить, а все снесли. Продолжают разбирать. Кто обещания раздавал — тут же все испарились, а кто-то и на повышение пошел.


 

«Были не хуже предприятия в Гусь-Хрустальном!»

Вера Галкина — вдова художника стекольного производства Скопинского стекольного завода Александра Галкина. Живет с сыном Дмитрием в скопинском микрорайоне Автозаводской. Межкомнатные двери расписаны супругом, на стенах — портреты Веры Михайловны и сыновей. В мебельной стенке и на ней, под самым потолком — вазы, конфетницы, наборы бокалов, изготовленные по эскизам супруга. Вера Михайловна просит не фотографировать ее: говорит, что не подготовилась к приезду гостей, «да и не в том возрасте, чтобы позировать».

 

 

А вот портрет мой сфотографируйте. Такая я была в молодости… Да не обо мне речь, это муж рисовал. И здесь, в прихожей — видите, как он двери разрисовал, декор такой сделал. Это вот Димина комната — его портреты. А здесь задекорировал двери в кладовку: даже и не понять, что это двери. Краска уже облетела, видите… Много лет прошло, умер он в 1992 году. Сильно болел — рак. Но мы не трогаем ничего, не переделываем. Не то чтобы квартиру в музей превратили, а просто — красиво же. Был бы он сейчас, всю квартиру расписал бы.

 

Александр Галкин

 

Муж родился в Татарстане, после школы отучился в Абрамцевском художественном училище в Подмосковье, получил образование художника, попал по распределению сюда, в Скопин, здесь мы и познакомились. Сначала работал на фабрике керамики, потом отправился в армию — там мы и поженились. А в 1973 году уже пошел работать на стекольный завод, там проработал почти 20 лет. Работал с удовольствием, увлеченно. Не знаю, о каких творческих кризисах людей говорят — мне кажется, у него ничего такого не было. Всегда был спокойный, ровный. Тогда как было: задумает он какие новые изделия, нарисует эскизы, а их уже утверждает худсовет. Он не переживал, потому что все работы утверждали. Говорили, что это «ширпотреб», в смысле, все было в розничной продаже. Но какое все красивое! У каждого скопинца дома полно хрусталя. Тогда это особым шиком считалось: хрусталь в серванте. Рог изобилия так называемый выпускали, вазы, конфетницы, пиалы всякие. На шкафу — видите? — хрустальные гвоздики. Сейчас уже забыт Скопинский завод, а ведь в те времена он не уступал заводу в Гусь-Хрустальном!

 

 

 
 
 

 

Вот ваза — в ней как будто то ли капельки, то ли зеркала такие выпуклые увеличительные, а в них — по сто солнц в каждой. Большая… ух, тяжелая. Осторожнее надо: больше таких нет, все это в единственном экземпляре, авторские работы. Помню, ее на выставку в Рязань возили, в кремль.

Вот эта ваза — ее он к моему 50-тилетию сделал, когда уже болел. А это Вечный огонь из цветного хрусталя — таких работ больше нет, он только попробовал с цветным хрусталем работать. Делал все в паре с мастером. Это ведь надо понимать друг друга было, доверять. А вот три вазы — набор тоже выставочный — «Одуванчики» называется. У нас дома не все, самая красота в запасниках нашего краеведческого музея. Там тоже такие вещи есть: издалека ничего непонятно, как всмотришься, а внутри как будто узоры дымчатые. Вот что обидно: экспонаты, которые хранятся в музейных запасниках, должны выставлять каждые пять лет. Должны были в прошлом году выставить, но сказали, что 2017 год назначен Годом культуры, все вставки уже расписаны. На экспонаты мужа времени не осталось. Теперь даже не знаю, когда еще выставят.

 

 

 
 
 

 

Работы на заводе мало было, слишком узко. Потому муж еще и нашу музыкальную школу оформил, и Милославскую музыкальную школу, и помещения в сельскохозяйственном техникуме, много чего еще. Что просили, то и оформлял.

Дачу тоже построили, и так он ее оформил! Резная, как из сказки. Сожгли ее летом. Много дач пожгли, соседские тоже. Никого не нашли, конечно.

Заболел он тяжело в 1992-ом, умер в том же году. Тогда завод еще работал, все было спокойно. А уж когда начал разваливаться, да как люди негодовали, без денег сидели. Как все разрушили… Думаю, пережил ли бы Саша такое, если бы был жив?

 

 

 
 
 

 

 

«Ворвались в масках и положили мордой в пол»

Каждый второй в Скопине имел отношение к стекольному заводу: у одной там работал муж, у другого — мать, отец, либо сам трудился несколько десятилетий подряд. Но не все согласились называть свои фамилии: «Вы уедете, а нам тут еще жить, работать и детей растить».

89-летняя Надежда Сергеевна проработала на Скопинском стекольном заводе 25 лет:

Сейчас говорят: «Да что там было хорошего, в совке этом, и тогда квартиры по блату давали». Одна дама добивалась тогда хорошую квартиру в новом доме, а кем она была — то ли пятым помощником главного бухгалтера, то ли что-то в этом роде. Так все возмутились, в глаза и ей, и начальству все высказали: мол, нечего любовницам квартиры раздавать, а только рабочим людям. И так и не получила она ничего! Вот какие люди дружные были, по справедливости все делали. Это еще в начале восьмидесятых. А потом… Вот и снова нас обвиняют: а чего ж вы Союз не отстояли, почему дали завод захватить? Да нежели мы чего понимали, что происходит? Как вспомню, как потом все с этим хрусталем в Рязань поехали, да на трассах пытались продать. Так у нас ведь не только хрусталь этот был. Вот стеклоблоки, к примеру: их на постройках бань использовали, складов, да мало ли где они нужны были. Везде нужны были. Теперь все импортное, ничего нашего не сталось. А потом началось: ой, завод в долгах, ах, банкротство! Слово-то какое красивое выдумали. Да просто разворовали его, и все тут, вот и весь сказ.

 

 

Виталий Петрович рассказал о событиях «бандитских 1990-х», о которых многие уже забыли, «потому что сильно старались забыть»:

В середине 1990-х это было, точнее не скажу. Потом всюду писали, что завод начал разваливаться с середины «нулевых» — да нет, я вас умоляю. Работала на стеклохолсте ночная смена, ворвались «ниндзя в масках», положили всех мордой в пол, пересчитали всех сотрудников по списку и загнали в душевую. Человек 20 в смене было. Сами сняли наконечники оборудования, через которое проходило стекловолокно. Они были из технической платины. Потом сказали, что на 12 килограммов потянуло. И производство стеклохолста остановилось. Разбирались ли там с налетчиками, нет ли — даже не знаю уже, но все помалкивали. Жить-то хотелось. Такие у нас были дела. И вот, получается, даже те года завод пережил, а при этой власти загнулся. И теперь, мне сын сказал, в энциклопедии этой интернетной [Википедия] в статье о Скопине про стекольный завод только одним словом упомянуто. Был завод процветающий — нет больше завода, и всю память о нем стерли.

 

 

 
 
 

 

Екатерина Вулих, фото автора Скопинского исторического общества, «7х7»

Комментарии (19)
или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий, как зарегистрированный пользователь.
александр
23 мар 2018 12:29

вот вам стабильность и прорыв и77 процентов за

23 мар 2018 13:14

А телевизор говорит, что при Путине прекратился развал в промышленности и началось восстановление. У нас в руководстве страны удивительные личности. У них был шанс возродить Россию, превратить её в процветающую страну, чтобы граждане и руководители других стран завидовали россиянам., они же предпочли заняться растаскиванием всего по карманам и созданием для себя и своих отпрысков райских условий за бугром! Сравните изменения в СССР за период 1924-1941 и за 2000-2017.

Дона
26 мар 2018 21:28

ПОтому что больше они ничего не умеют. Кухарки с рынка.

Захаров В.Н. Иркутск
23 мар 2018 20:00

Печально. Представьте себе мой прадед Владимир Никифорович Овчинников был городским головой города Скопина 150 лет тому назад.

артур
23 мар 2018 23:52

У нас в иванове и обл. ухлопали точно так же почти все фабрики и комбинаты и заводы легпрома - все

Толян
27 мар 2018 19:32

Вот ,я все понимаю- ухлопали-всю Россию -ухлопали,а как же тогда 76,накрутили с такой то стабильностью-работали уже ныне шние пенсионеры- предприятий нет -а им пенсию дают 90 вспоминают ,а о внуках и детях и не думают- работы нет ,наркомания,преступность,образование,медицина и много еще всего,,,горим ,так и живем-если путин умрет -все завтра война,когда себя уже уважать начнем в богатейшей стране мира-голосуем за стабильность- вот в чем вопрос какую-?

Марина
08 апр 2018 11:12

В Большой Вишере (Новгородская) тоже Стекольный завод накрылся. Теперь там доски пилят, и то на ладан дышит, стекла выбиты, разруха. А теперь ещё хотят ввести статью Тунеядство. Работы нет, плати за медобслуживание. А народ тупо за Путина.

ВЛАДИМИР
23 мар 2018 23:55

Все привыкли к тому, что "ФЮРЕР ДУМАЕТ ЗА НАС". А фюрер с некоторых пор стал думать только о том, как пристроить своего очередного знакомого или родственника на воровское место.

Скептик
24 мар 2018 19:10

Все заметили.,что при плешивом гаранте все кончилось, начинается...А сколько заводов по стране при его правлении накрылось? Тысячи, а где обещанные 25 млн. рабочих мест этим пустозвоном? На мультиках? Как там новые майские указы подготовил на смену невыполненным старым? Подсоедините к зомбоящику холодильник и у вас он наполнится...

Шура
25 мар 2018 16:49

Народ понимает свою тупость жизни,но продолжает дурить и выбрал вновь человека который окончательно развалит и разворуют Россию. Каким нужно быть идиотом ,чтобы такой руководитель смог собрать свыше 70% проголосовавших в стране.

николай михайлович
27 мар 2018 13:32

фатальный народ топят сжигают травят и т д вот поэтому и было трохсотлетнее рабство

Татьяна В.
09 апр 2018 02:26

Наш завод от Министерства Обороны(делали мебель для армии)в Москве на Гжатской продали в 2016г.Заводу было 96 лет.Немецкое оборудование,сушилки и т.д.Ради очередных элитных домов.Все плакали.Писали всем.Люди никому не нужны.Многие не нашли работу,у нас же гастарбайтеры в приоритете.Много работало коррекционных ребят,никому не нужны.Зато мебель для армии планируют закупать в Белоруссии.Куда катимся?Развалили всё.Строят одни бизнес-центры.Одна либерастня у власти.

Татьяна
08 апр 2018 14:48

Узколобой власти легче закрыть завод ,чем дать людям работу.Да при желании уменьшить свалки,замена пластика оборотной стеклянной тарой,было бы благом для экологии.но это если власть умная ,а не состоит из одних клептоманов.

Верочка
10 апр 2018 23:11

Заводы закрывает не власть, а горе- владельцы заводов. Ведь любое производство это постоянная забота о рентабельности, сырье, рынках сбыта, обновлении основных средств , реновации, ассортимента , чтобы не отстать от конкурентов и т.д. К сожалению, у нас в машиностроении очень много примеров "хозяев" которым довести до ручки, урвать и слинять. Ну а легкая промышленность и товары народного потребления - тут Китай дешевый задавил, зайди в любой магазин и убедишься. "Бизнесмены" наши строят одни торгово-развлекательные центры на месте фабрик - потому что фабрика - это же головная боль, работать надо. Путин что-ли за них работать-то должен?

Влад
11 апр 2018 13:17

Да бросьте, как же. он не причем. Все сказки рассказываете про хорошего царя и плохих боярах. Очнитесь!

09 апр 2018 22:42

Никольский стекольный завод от помещика достался тоже при Путине растащили даже уникальный музей разграбили чтобы сделать Иванами непомнящими родства. Опытный Лесокомбинат Сосновоборский + две суконные фабрики домостроительный комбинат сельхозпредприятия молкомбинат хлебозавод Больница СПТУ 36 Сельхозтехника по восстановлению тракторов отдел химизации сх аэродром Сосновоборский позволял ежедневно летать в Пензу. Лесной техникум. убойный и колбасный , напиточный.

Валерий волгоградский
10 апр 2018 12:24

Закрыты тракторный завод.нам что трактора не нужны. Судостроительный. Шпалопропитка. Баррикады еле дышат. Ельшанка. Мебельный Машиностроительный.на горной поляне. Химзавод. В городе работы нет. Губернаторов присылали как варягов те все тащят. А своего местного слабо поставить. Все депутаты продажные. И местная власть такая-же

ЗА СССР!
10 апр 2018 13:11

Опять вопрос собственности встает.
Данная история доказывает гибельный путь капитилизма, на который встала наша либеральная власть благодаря всяким чубайсятам!

игорь
03 май 2018 09:48

,,,да стекольный завод был хорошим предприятием,,работа,зарплата,условия труда,,,,всё твари загубили,,и никто не ответил за это,,,

Последние новости