Новости, мнения, блоги
Выбрать регион
Республика Карелия

В Карелии уже год работает первый в России «Магазин без упаковки». Его основательница рассказала «7x7», как сочетаются бизнес и разумное потребление

Основательница первого в России «Магазина без упаковки» Любовь Сорокина выступит с лекцией на баркемпе в Карелии 29 июня. В преддверии своего выступления она рассказала корреспонденту «7х7», чего удалось достичь за первый год работы магазина, как не превратить хранение вторсырья в свалку на балконе и стоит ли запретить в России одноразовую пластиковую посуду.

«Наш магазин — это бизнес, хоть и социальный»

— 10 июня «Магазину без упаковки» исполнился год. Такой бизнес приносит доход?

— Наш оборот вырос в три раза. Мы начинали с 80–90 позиций товара, а теперь их 250. Самым главным я считаю то, что мы привезли много непродуктовых товаров, которые позволяют снизить объемы отходов в принципе, заменять одноразовые вещи многоразовыми — трубочки, бахилы, средства гигиены. Это очень круто. Выросло и число постоянных покупателей: стабильно раз в неделю к нам приходят более 300 человек. Когда мы только открывались, их было примерно 50.

— Ассортимент изменился, потому что поменялся ваш образ жизни или наоборот?

— Скорее по запросу покупателей. Я сама тоже стараюсь переходить на многоразовые вещи, хотя не скажу, что мне многое требуется. Бахилы я не беру, потому что почти не хожу по медучреждениям, хлопковые диски мне не понравились, но я оценила восковые салфетки для продуктов, с удовольствием пользуюсь многоразовыми трубочками, а менструальную чашу считаю открытием года. Не могу пока оценить подгузники. Это болезненная и затратная тема для родителей. С одной стороны, многоразовый подгузник экономит деньги, с другой — с ним больше хлопот. Знаю, что многие хотели бы перейти на многоразовые подгузники, но в условиях того, что всем все нужно быстро, срочно и как можно проще, родители отдают предпочтение обычным.

Вообще, я стараюсь прислушиваться к пожеланиям покупателей, привозить то, что им будет нужно и что будет снижать количество их отходов. Наши покупатели из разных категорий населения. Изначально это были те, кто стремится к жизни «ноль отходов» и заботится о природе, а сейчас нам приходят и бабушки-соседки, и просто мимо проходящие люди. Мы пытаемся объяснить, почему не используем пакеты, почему упаковка — это плохо, и многие откликаются. Не с каждым удается поговорить, и не все понимают нашу идею, но благодаря тому, что они очень разные, мы можем достучаться до большего количества людей.

— Это отражается на доходах? Все-таки «Магазин без упаковки» — это бизнес.

— Конечно, изначально магазин задумывался как бизнес, хоть и социальный. Мне хотелось совместить любовь к природе с воздействием на экологическую ситуацию в Петрозаводске и в России в целом. Но также необходимо, чтобы это приносило доход. Так родилась идея магазина, и я стремлюсь, чтобы он был прибыльным. Иначе мы закроемся или перейдем в социальный проект, но это мне не очень интересно — я не активист в чистом виде. Благодаря тому, что магазин прибыльный, мы смогли нарастить количество ассортимента. И будем продолжать это делать.

 
 
 

— С какими трудностями столкнулись за год?

— Первая — это подбор персонала. Просто найти продавца не проблема. Но чтобы он был и доброжелательным, и хорошим профессионалом, не пил, не курил, понимал, что такое раздельный сбор отходов и «безупаковочная» жизнь, и мог донести эту идею до покупателя — таких очень мало. У нас сейчас три продавца, курьер, бухгалтер и помощник по доставке. Я в основном занимаюсь закупками и слежу за порядком. Иногда, если прихожу в магазин и вижу очередь, то могу помочь обслужить покупателя. Вторая трудность — это скорость наращивания ассортимента. Текущая прибыль не позволяет массово закупить все, что хотелось бы. На Новый год, например, нам заказали много подарков, после чего мы смогли заключить контракты сразу с несколькими поставщиками новых товаров. Хотелось бы, чтоб так было всегда.

— В магазине далеко не все товары без упаковки. Как это укладывается в вашу концепцию?

— Еще на стадии идеи магазина мы заявляли, что без упаковки будет 80% товара. Если речь идет о стекле, мы принимаем банки и бутылки обратно, даем за них скидку. Потом стерилизуем и снова их используем. Иногда закупаем шампуни и гели, но они либо в пластике, который можно сдать в переработку, либо в стекле. Не все продукты можно продавать без упаковки, например соевое молоко или тофу-паштеты. Но употребление растительного сырья в любом случае экономит ресурсы планеты лучше, чем животного происхождения. Поэтому, выбирая тофу в упаковке, которую не переработать, ты наносишь меньший вред планете, чем покупая кусок мяса.

— Широко заявлено, что петрозаводский «Магазин без упаковки» — первый в России. На чем основана эта информация?

— Задумывая этот формат, я смотрела опыт других людей, долго искала в интернете информацию и поняла, что в России такого еще нет. Зато я нашла много европейских магазинов. В прошлом году мне удалось посетить первый в Германии магазин без упаковки. Впечатлило их удобное зонирование и покупатели: люди приносят свою тару чемоданами! В тот момент, когда мы были в магазине, пришла семейная пара, и у них был чемодан со стеклянными банками! Они выбирали и все взвешивали — очень основательно подходили к покупкам.

— После вас в России открылось еще несколько подобных магазинов. Общаетесь ли вы с коллегами из других регионов, делитесь опытом?

— У нас есть общий чат с владельцами магазинов без упаковки, которые первыми начали эту волну в России: Петрозаводск, Тюмень, Москва, Санкт-Петербург и Бийск. В нем мы делимся опытом, обмениваемся контактами классных поставщиков. Поначалу мне часто писали: как открыть магазин, что выбрать, где найти поставщиков? Я не люблю такие вопросы, на них не ответишь за пять минут. Нужно смотреть конкретную ситуацию в городе. Имеет смысл открываться там, где есть подготовленная аудитория, люди, которые готовы покупать без упаковки. Если бы не волонтерское движение в Петрозаводске, его просветительская работа и информационная поддержка, нам было бы гораздо труднее. «Сбормобиль» — мощное движение, которое начало просвещать людей, рассказывать про вторсырье. Благодаря им, мне кажется, население у нас более экопросвещенное, чем даже в Подмосковье. И так как в городе много людей, разделяющих отходы, готовых покупать без упаковки и заменять одноразовые вещи многоразовыми, наш магазин растет и развивается. Мы, в свою очередь, частенько выступаем спонсорами их мероприятий, дарим сертификаты, подарки. И, конечно, поддерживаем друг друга информационно.

— Какие планы на очередной год?

— У нас есть стратегия развития. Одно из направлений — наращивать количество товаров, особенно непродуктовых. Хотелось бы больше экокосметики на развес, на разлив или в экологичной таре. Не оставляем и идею переезда в более просторное помещение. Я хочу создать такое пространство, чтобы мы могли проводить просветительские мероприятия: лекции, мастер-классы, встречи людей, интересующихся экологией. Просматриваю возможные варианты переезда, но оцениваю их с точки зрения экономичности.

Кофе в одноразовом стаканчике VS экосознание

— К слову о просвещении. Ваш паблик во «ВКонтакте» очень активный и рассказывает не только о товарах…

— Да, изначально мне хотелось приблизить проект к природе, и мы придумали несколько героев, в том числе «мудрую лису» — позитивную, пухлую, прикольную. И мы публикуем от ее имени советы, интересно и ненавязчиво. Я вообще против жесткого просвещения. Часть моих подруг не разделяют отходы, и когда я прихожу к ним в гости и вижу, как они выкидывают в мусор обычный пакет, я не читаю нотации. Я за экологичность во всем, в том числе в отношениях и просвещении. Оно должно быть экологичным: не назидательным, а легким и веселым.

У меня в друзьях в соцсетях было несколько людей, которые занимались проектами «Гринписа». Они все время ругались, протестовали, вели себя очень агрессивно, и я старалась держать их на расстоянии. Их информация до меня никак не доходила. И только спустя несколько лет сама стала понимать очевидные вещи. Раньше мы жили в городе, где мусор выбрасываешь в мусоропровод и не замечаешь его. Переехав за город, мы стали вывозить мусор — я увидела, сколько отходов мы с семьей выкидываем, и очень огорчилась. Я пришла к экологическому поведению на своем опыте, а не когда мне со всех сторон кричали, что надо защищать планету.

— Как в таком случае доносить идею до людей?

— Только своим примером, своей жизнью, с радостью и доброжелательностью. Любите людей, будьте к ним добры, не критикуйте. Живите так, как хотите, чтобы жили другие, сами делайте то, что считаете необходимым, и это будет влиять на других. Мой муж вообще не в теме и далек от этих идей. Но если у него есть возможность не брать пакет в магазине, он его не возьмет и иногда продукты приносит просто в охапке, хотя я его об этом и не прошу.

— Как реагируют родные и близкие на ваш образ жизни?

— У меня отец шокирован тем, что я могу дома устроить «свалку». А я просто коплю вторсырье, площадь дома это позволяет, и для меня это нормально. Но — вернемся к вопросу, как стимулировать других. Я у многих читала, что у них на балконе уже горы вторсырья. Но для остальных это отталкивающий момент — дома трэш, грязь, бардак. Нужно, чтобы все было красиво.

— К сожалению, в условиях маленьких квартир непросто и вторсырье собирать, и за красотой следить…

— Нет, есть варианты. Это может быть компактное хранение: ставить друг на друга контейнеры, использовать узкие пакеты. У меня под раковиной стоят три ведра: первое — для мусора, который не сдать в переработку, второе — для органики, третье — для всего вторсырья. Стекло, пластик и металл идут в этот пакет, затем я его сортирую и раскладываю по тем местам хранения, а потом сдаю в переработку. Это занимает очень мало места. Еще один важный момент: когда человек сортирует, он уже в магазине начинает думать, как поступит с упаковкой и не лучше ли взять альтернативу, чтобы не оставалось лишнего мусора.

— Оцените свой личный опыт раздельного сбора по 10-балльной шкале? Какие слабости можете себе позволить?

— На девяточку. Я собираю все, что можно сдать, причем не только у себя дома, иногда на улице. И ребенок у меня сейчас тоже этому учится. Но иногда все-таки мы покупаем такие продукты, упаковку которых нельзя сдать в переработку, например растительное молоко в тетрапаке. Еще я могу купить кофе в одноразовом стаканчике. У меня есть многоразовая кружка, но она не всегда с собой, а кофе я люблю. Надо бы не забывать ее, но иногда я отдаю больше предпочтение кофе, чем своему экосознанию.

 
 
 

— Нередко люди начинают заниматься раздельным сбором с воодушевлением, но потом приходят к мысли, что их усилия — это капля в море. Как не опустить руки?

— Я не знаю, почему могут прийти такие мысли. Если ты вливаешься в нашу тусовку, то видишь результаты, и они огромны. «Сбормобиль» собирает очень много вторсырья! А «Компост-мобиль»? Они только запустили проект, поездили не так много, но нарастили свои объемы: начинали с половины контейнера, а к последнему рейсу было уже больше 200 кг органики! У нас очень хорошие результаты, и рассуждать о том, что это капля в море, неверно. Нужно просто следить за жизнью в городе. А еще полезно искать единомышленников. И «Магазин без упаковки» по большей части существует за счет единомышленников. На начальных этапах иногда опускались руки, был спад, но люди приходили и говорили спасибо за то, что в городе появилась такая классная инициатива. Без единомышленников было бы очень трудно двигаться дальше.

Не перекладывать ответственность

— Частое мнение: я бы занимался раздельным сбором, если ли бы мне обеспечили условия. На ваш взгляд, кто в первую очередь ответственен за экологичный образ жизни?

— Прекрасно понимаю вопрос, я тоже это очень часто слышу от покупателей. На мой взгляд, это перекладывание ответственности. Люди, склонные обвинять других и искать причины во вне, будут это делать не только в плане экологического образа жизни. Если ты понимаешь, что за все в своей жизни отвечаешь сам и только с твоей помощью происходят изменения, то будешь брать ответственность на себя, делать то, что нужно, и не смотреть, делает что-то государство или нет. В плане экологичности все в России продвигается силами волонтеров, благодаря ним происходят изменения и движение вперед. Я очень благодарна всем нашим петрозаводским волонтерам, которые ведут эту работу, придумывают классные и интересные проекты. И опять же — это не митинги, не борьба, а зачастую игровая деятельность: у нас проходят «Чистые игры», мы собирали пластиковые бутылки за бонусы и плюшки. К этому подтягивается отдел экологии администрации города. В первую очередь все зависит от людей, и говорить: «Я маленький, от меня ничего не зависит, мне все должно государство сделать» — очень инфантильная позиция. Если мне что-то нужно, а власти на это никак не откликаются, я пытаюсь находить другие способы. Государство — это машина, на которую одному человеку трудно повлиять. Какой смысл просто ругаться, чего-то от него ждать, тратить энергию? Всегда есть варианты.

— К разговору о политике. Прошел Год экологии, сейчас активно обсуждается мусорная реформа. Вы заметили какие-то реальные изменения?

— Трудно говорить. Знаю, что выделено много денег, но в политику и государственную экономику я не особо углубляюсь. Раньше в Петрозаводске была одна компания по сбору и переработке вторсырья — «ЮВИ», сейчас пришел новый оператор — «Калипсо». Надеюсь, с его помощью ситуация улучшится. Это, собственно, все, что я пока вижу. Обсуждается строительство мусоросжигательного завода, но это не самый экологичный вариант. А в российских условиях — и не самый безопасный. Я не поддерживаю такую идею и считаю, что именно раздельный сбор и минимизация личных отходов — лучшее решение. Мне очень нравится, как с этим обстоит дело в Японии. Там мусора практически нет. Они по максимуму все сортируют, перерабатывают, этому учат детей в школе. И у них нормативно закреплено, что ты не можешь сдать вторсырье не в тот контейнер. В противном случае штраф. В итоге большую часть они сортируют и очень маленькую — сжигают.

— Как вы относитесь к введению штрафов и запретов в России? Предлагается, например, запретить одноразовую пластиковую посуду.

— По поводу посуды — это очень круто. Конечно, не все быстро смогут перестроиться, но часть населения точно к этому готова. Это шаг, который позволит людям подумать об альтернативе. Штрафы вводить тоже можно, но не сразу. У нас в России народ агрессивный и угрюмый. Наказание рублем не всегда адекватно воспринимается. Очень не хочется платить за свои косяки. Пример — штрафы за нарушение скоростного режима. Не все адекватно это воспринимают, не считают свои действия правонарушением. Мы думаем, что нам все должны, в том числе государство. Баланс прав и обязанностей в России еще не урегулирован.

— У вашего социального бизнеса есть какие-то преференции или налоговые послабления?

— Нет, ничего. Законодательно прописано, для каких категорий есть налоговые льготы, послабления, отсрочки платежей и так далее, например, если берешь на работу подростков или людей с инвалидностью. А бизнеса, который занимается экологичной деятельностью, там нет, хотя, конечно, хотелось бы. Может, как раз в связи с реформой что-то изменится?

Мария Дмитриева, «7х7»

Комментарии (0)
или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий, как зарегистрированный пользователь.

Последние новости