Новости, мнения, блоги
Выбрать регион
Кировская область
  1. article
  2. Кировская область
Кировская область

«Нам обещали, что после уничтожения химоружия ничего не будет». Живущие рядом с кировским Марадыково люди потребовали перенести новый комплекс по работе с опасными отходами подальше от них

На бывшем объекте по уничтожению химоружия «Марадыковский» в Кировской области с 2023 года должен заработать комплекс по утилизации и переработке отходов 1–2 класса опасности. На встрече с жителями поселка Мирный, который находится к заводу ближе всего, 25 июля кировские чиновники и представители компании-застройщика «РосРАО» убеждали, что в Марадыково абсолютно безопасно, а на новом производстве будут применять зарубежный опыт и оборудование. Люди в это не верили и заявляли, что не согласны обменивать свое здоровье на новые дороги и больницу. Подробнее ― в репортаже «7х7».

«Специально замалчивают»

Встречу в Мирном организовали, по словам главы поселения Ирины Смердовой, «так как из-за недостатка официальной информации люди вынуждены получать ее из соцсетей, где во многих группах обсуждаются слухи и домыслы, они сопровождаются оскорбительными комментариями».

На досках объявлений у магазинов и дома культуры 25 июля не было объявлений о предстоящей встрече с представителями «РосРАО» по поводу Марадыково. Местные жители, с которыми общались корреспонденты «7х7», или не знали об этом мероприятии вообще, или услышали о нем через знакомых. За несколько минут до начала группа людей окружила Ирину Смердову, ее обвинили в замалчивании информации об этой встрече.

― Никто ничего не сказал! Даже на сайте администрации нет информации. Почему никому не говорят? Почему жители не должны услышать ответы на свои вопросы? Зачем нам тогда глава администрации? Специально замалчивают, чтобы потом опять сказать, что никто не возражал, как уже было с уничтожением химоружия, ― одновременно кричали люди.

В ответ одна из сотрудниц местной администрации заявила, что встречу организовывали не они, а корпорация «РосРАО» ― соответственно, и вопросы нужно задавать им.

«Пишут, что принимают меры»

Пенсионерка Зинаида Шубина, которая живет в Мирном десять лет, считает, что недовольных созданием нового производства в Марадыково больше в городе Котельниче, чем в их поселке. Дело в том, что жители Мирного время от времени страдали от неприятного запаха от объекта «Марадыковский», а чаще всего ветер дул именно в сторону Котельнича. Сама женщина сказала, что ходит за грибами в лес, за которым на расстоянии двух километров расположен завод. По мнению Шубиной, «когда к власти пришла Ирина Николаевна Смердова, все стали налаживать, дороги делать, вот церковь закачивают строить».

― Построили храм ― значит, не надо слушать скептиков, значит, поселок Мирный будет, ― заключила она.

Пенсионерка Елена Марук, живущая здесь с 1965 года, настроена менее оптимистично. По ее словам, с самого основания поселка власти не могут сделать нормальные тротуары. Из-за того, что местность болотистая, после каждого дождя люди вынуждены выкладывать доски, чтобы выйти из подъездов.

Она считает, что новое производство в Марадыково одновременно нужно и не нужно: с одной стороны, молодежи нужна работа, с другой — есть опасность, что комплекс будет вредить экологии и здоровью. Женщина показала наклейку против Марадыково в подъезде своего дома, там же висела листовка с заявлением, что новый комплекс станет вторым Чернобылем. Листовка подписана «народным советом граждан СССР города Кирова».

 
 
 

Информацию об этой ситуации пенсионерка читает в районной газете:

― Вроде там ничего такого не написано. Пишут, что принимают меры, успокаивают людей… Я не знаю. Мы уже старые, нам жить немного осталось. Это молодым надо жить. У нас есть торфопредприятие (АО «ВяткаТорф»), больше никакой работы нет, только частники, магазины, садик, ― рассказала она.

Директор школы искусств в Мирном Ольга Втюрина рассказала «7х7», что из-за близости объекта никто не соглашается ехать сюда на работу. В поселке не хватает врачей и учителей, сказала она. Женщина против создания комплекса по работе с опасными отходами. Она считает, что людям нужно больше информации о том, что планируют власти: «На сегодняшний день никто не знает, кто здесь будет, что будет, какие гарантии будут для населения».

Местный житель Евгений Богатов предложил свой вариант решения проблемы опасных отходов:

―  В прессе говорят, что будут завозить отходы первого и второго класса, что это очень опасно, может фонить, проникнуть в грунт, может быть выхлоп. А здесь достаточно густонаселенный район, развито производство молока. У меня предложение другое: на архипелаге Новая земля проводили ядерные испытания. Под землей из-за этого образовались емкости, пустоты, которые имеют оболочку остекленевшего грунта, может быть даже многометровую. И вот эти отходы свозить и сбрасывать туда, и будет абсолютно безопасно, а Новая земля малонаселенная.

По его мнению, предлагаемый компромисс в виде социальной инфраструктуры и рабочих мест не оправдан, так как мест новый завод даст мало, а инфраструктура «и так хорошая».

«Нельзя обвинять нас огульно»

Встречу с жителями (несмотря на отсутствие объявлений, зал в доме культуры был полон) открыл замначальника Федерального управления по безопасному хранению и уничтожению химоружия, главный инженер Алексей Кармишин. Он рассказал, насколько безопасен был объект «Марадыковский», особый упор сделав на участие в контроле «зарубежных партнеров»:

― Наши сами светлые умы занимались этим предприятием, в результате чего мы получили современнейшее предприятие, многоуровневую систему защиты. Процесс уничтожения контролировали как наши специалисты, так и зарубежные партнеры, я могу сказать, зная их отношение к своему здоровью: они бы близко не подошли сюда, если бы имелась хоть малейшая секунда. А они находились на объекте.

Алексей Кармишин

Кармишин подчеркнул, что на объекте работали местные жители, «наши офицеры», у которых есть семьи и дети ― и если бы у кого-то из персонала возникло малейшее подозрение об опасности, они не стали бы себя ей подвергать.

— Нельзя огульно обвинять нас в том, что мы травим всех подряд здесь. Не надо подвергать сомнению титанический труд, который здесь был, ― сказал он.

Руководитель регионального управления Федерального медико-биологического агентства России Ирина Кунцова рассказала, что за время эксплуатации объекта «Марадыковский» было отобрано 37 тыс. проб, по отравляющим веществам было зафиксировано 32 превышения, но все они были только на промышленной площадке.

Первый замгендиректора по развитию «РосРАО» Максим Корольков обратился к жителям:  

― Вы все говорите: отходы, опасность… А вы никогда не задумывались, где сегодня все этих отходы? Их образуется десятки, сотни тысяч тонн. Мы говорим про загрязнение воды, воздуха, но вы не задумывались о причинах этого?

― Да мы не против объекта, мы за то, чтобы все это было удаленно. Это единственное наше требование ― чтобы завод строился удаленно. Мы же не бараны, все понимаем, ― выкрикнул в ответ мужчина из зала.

Корольков ответил, что на «Марадыковском» «совершенно уникальная инфраструктура» и «сомнения возникают только по той причине, что люди недостаточно информированы». В сентябре представители «РосРАО» приедут в Мирный снова, чтобы обсудить технологии, которые они планируют применять. По словам Королькова, у местных жителей будет возможность «взвесить все это, послушать своих экспертов, экологов, а у нас будет возможность скорректировать свои решения с учетом вашего мнения».

Максим Корольков

Ранее власти заявляли, что пока ― до изготовления техзадания и проектной документации ― нельзя говорить ни о конкретных технологиях, ни о списке веществ, которые повезут в Кировскую область. В то же время начальник отдела специальных мероприятий министерства энергетики и ЖКХ Кировской области Александр Денисенко на встрече с общественниками 10 июля сказал, что отходы нового предприятия планируется подвергать глубокой переработке: продавать полученное вторсырье, а то, что не может быть снова пущено в оборот (отходы 3–4 класса опасности), вывезут за пределы Кировской области и разместят на площадках промышленных отходов.

Корольков в разговоре с «7х7» объяснил, почему так происходит:

― Изначальная задача, которая должна быть решена, ― это переработка отходов и возвращение их в хозяйственный оборот. Цель проекта ― как раз возврат в производство максимального объема отходов, а ни в коем случае не захоронение. Ничего особенного в этом нет, весь крик только от недостатка информации. Например, у вас есть аккумулятор, и вы можете его за домом топором разрубить, слить электролит, а можно все это сделать цивилизованно. Мы поставили проектировщикам задачу, чтобы к сентябрю было готово эскизное проектирование, чтобы были видно, какие технологии будут использоваться.

Собравшиеся жители несколько раз поднимали шум, выкрикивая обращения к властям одновременно:

― Демонтируйте свое оборудование, увозите это все отсюда, оставьте нас в покое! Нам обещали, что после уничтожения химоружия ничего не будет!

По словам Королькова, в 2019 году «РосРАО» откроет общественные приемные и горячие линии:

— Мы вводим здесь систему открытости, мы сами настаиваем на том, чтобы был общественный контроль за нашей деятельностью, это абсолютно нормально. Мы будем вывешивать данные по радиационному фону с каждой поступившей партией отходов, раз здесь распространяют сведения о радиоактивных отходах. Это цивилизованная практика работы любого предприятия, ничего особенного в этом нет, а здесь все это превращается в какой-то фарс.

 

Точку в обсуждении поставила местная жительница и заслуженный учитель России Людмила Гунина. Она заявила, что президент России Владимир Путин, скорее всего, не знает о происходящем с «Марадыковским»:

― Я смотрю все прямые линии с Путиным. Владимир Владимирович несколько лет назад оказался в такой ситуации. Прямо с места раздается вопрос: а что там с Марадыково? Уничтожение тогда уже подходило к концу. Он ответил: «А что с Марадыковским? Там все отселены!» Но отселены были только три семьи! Я поняла, что ему просто доложили, что здесь всех отселили! Идет время, и Путин говорит — как будто мне говорит, я четко слышу — в «Марадыковском» «РосРАО» не будет, а будет химическое и фармацевтическое предприятие. Я доверяю нашему президенту и хочу спросить: а когда вы сюда со всем этим идете, Путин Владимир Владимирович, президент Российской Федерации, об этом знает?! Он так беспокоится о народе. Я вполне допускаю [что не знает].

«Мы друг друга поняли»

Открытым для жителей и активистов остался вопрос влияния «Марадыковского» на здоровье людей и увеличение числа онкобольных в регионе. Общественник Валерий Семенищев на расширенном заседании Общественной палаты, которое проходило в библиотеке имени Герцена в тот же день, сказал, что за десять лет число онкобольных в области выросло на 37%.

― В структуре причин смертности в Кирове на первом месте рак легких, потом рак желудка и рак кишечника. У нас достаточно сложно с онкологией еще и в том, что люди обычно умирают в первый же год после регистрации их болезни. Либо у нас плохо с онкологией, либо плохо с лекарствами, либо статистика врет.

Ему ответил министр здравоохранения Кировской области Андрей Черняев. Он сказал, что апеллировать надо только «официальными цифрами». Он сказал, что готов прийти в палату отдельно «и рассказать, что у нас с онкологией, со смертностью, и абсолютно четко ответить на все вопросы».

― Но это цифры с вашего сайта правительства области, ― заметил Семенищев.

― Мы друг друга поняли, ― закрыл обсуждение министр.

Андрей Черняев (в центре)

Член Союза «За химическую безопасность» Андрей Таранов сообщил, что он был в четырех лечебных учреждениях и ему «однозначно сказали, что статистику по онкологическим заболеваниям им ставить запрещено, можно только фиксировать первичные заболевания».

Жительница Мирного Надежда Постникова просила власти и «РосРАО» восстановить им больницу, где когда-то было и инфекционное отделение, и роддом, а «теперь одна амбулатория, два врача и санитарки». Черняев ответил, что никто из специалистов не поедет работать в роддом, где происходят несколько родов в год, так как «это полная деквалификация». Он сообщил, что они с главным врачом «обсудили развитие вашей амбулатории, скоро сделаем некоторые шаги, в том числе по дополнительному оборудованию, чтобы здесь с медициной что-то получило развитие».

«Система тройной защиты»

Председатель комиссии по экологии Общественной палаты Тамара Ашихмина сказала, что люди должны для себя понять, что регион может получить от этого проекта по работе с отходами.

― От той программы по уничтожению химоружия регион получил более двух миллиардов рублей, а нынешняя, хоть и преследует общегосударственную цель по работе с опасными отходами, но может стать негативным фактором для нашей местности. Это центр области, у нас  в экономике сельскохозяйственный профиль, районы, наиболее приближенные к «Марадыковскому», лидируют по производству молока. Экономические риски региона налицо. Кто будет платить за них? Должна быть разработана система не двойной, а даже тройной защиты, чтобы обеспечить безопасность людей и сельского хозяйства, чтобы новый объект не влиял на малый бизнес региона, ― считает она.

Начальник управления «РосРАО» по коммуникациям Денис Плещенко рассказал, что «Росатом» реализует соцпрограммы в городах, где работают с атомной энергией. В июне 2019 года руководство «Росатома» решило, что четыре новых объекта (в том числе Кировская область) тоже попадут в эту программу.

― Поддержка может быть совершенно различной, от культурной до инфраструктурной. В законе сейчас не прописаны обязательные социальные инвестиции, но мы берем на себя ответственность. Конкретную сумму я не скажу, что точно будет, тоже, в качестве примера расскажу: мы поддерживали некоммерческий сектор экологических проектов, проектов образования, в Глазове мы отремонтировали все дороги. Думаю, через какое-то время мы сможем сказать более конкретно, ― уточнил он.

 

«Переделать либо закрыть к чертовой матери!»

Максим Корольков рассказал общественникам, что осенью они планирует съездить в Вену, где в центре города расположен завод по обращению с опасными отходами мощностью 650 тыс. тонн в год. С собой они возьмут кого-то из кировских специалистов, которому доверяют в области, чтобы он мог убедиться, «как у них все устроено, что они делают с вторичными отходами, как возвращают их в оборот, каков уровень контроля и безопасности».

―  Поняв, что мы не дотягиваем до современных требований по безопасности, мы обратили внимание на зарубежный опыт, на то, как у них организовано обращение с опасными отходами. При выборе технологий мы ориентируемся в первую очередь на то оборудование, которое за рубежом уже апробировано и зарекомендовало себя, в том числе в плане экологии, ― сказал он.

По его словам, уже сейчас понятно, что все площадки бывшего объекта заняты не будут ― значит, будет возможность построить там технопарк или «какие-то малотоннажные химические установки, это может стать уникальной площадкой». Сейчас «РосРАО» ведет переговоры с рядом компаний.

Резко против создания нового комплекса выступил пришедший в библиотеку активист Максим Градобоев:

― Что я услышал здесь: что мы будем строить, мы не знаем, что будем перерабатывать, не знаем, в каком объеме, не знаем, куда повезем вторичные отходы, не знаем! У нас никакого проекта! Это к вопросу о том, почему в Японии ездят [много лет] на Toyota Land Cruiser Prado, которая в цене не падает, а у нас «УАЗ Патриот», который гниет на второй год. Какими технологиями вы собрались пользоваться, кто их будет реализовывать, если мы не можем решить вопрос с переработкой ТКО в Кировской области, мы дороги не можем построить. Так что либо этот завод [в Марадыково] переделать для обработки ТКО, либо закрыть его к чертовой матери!  

Еще один из сидящих в зале мужчин потребовал назвать чиновника, который от имени Кировской области одобрил создание этого комплекса в регионе. Он был уверен, что без согласия области постановление правительства России нельзя реализовать. Когда министр охраны окружающей среды Алла Албегова напомнила, что «Марадыковский» находится в собственности правительства страны, а Кировская область не имеет над ним власти, мужчина спросил:

— А зачем мы здесь тогда собрались-то?


Правительство России 30 апреля опубликовало постановление, из которого следует, что на объекте по уничтожению химоружия «Марадыковский» в поселке Мирный Кировской области к 2023 году планируют создать производственно-технический комплекс по обработке, утилизации и обезвреживанию отходов I и II классов опасности. Предполагаемая мощность комплекса ― до 50 тыс. тонн в год. Федеральный бюджет выделит 4,3 млрд руб. из требуемых 5 млрд 117 млн руб. Заказчик — государственная корпорация «Росатом», застройщик — предприятие по обращению с радиоактивными отходами «РосРАО».

Жители Кирова несколько раз выходили на акции протеста против строительства комплекса в Марадыково. Они опасаются, что его работа повредит их здоровью и бизнесу, а власти не смогут обеспечить безопасную эксплуатацию объекта. На митингах люди потребовали отменить решение о строительстве комплекса. Общественники предполагают, что компромисс и строительство возможно, если власти обеспечат жителям какие-либо льготы, а также социальную инфраструктуру: дороги, больницу, кадры.

Ирина Шабалина, фото Марии Старцевой, «7х7»

Материалы по теме
Комментарии (0)
или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий, как зарегистрированный пользователь.

Последние новости