Новости, мнения, блоги
Выбрать регион
Костромская область
Костромская область

«Типичный депрессивный регион». С чем Костромская область отмечает свое 75-летие

Перспективы и трудности одного из самых закредитованных субъектов страны

Костромской области 13 августа исполнилось 75 лет. К юбилею региона «7х7» опросил местных и федеральных экспертов о том, что мешает развитию области, почему сокращается население и что с этим делать.

Проблемы

Демография. «Разочаровались, разъехались, сгинули»

Население Костромской области сокращается с 1990 года (минус 160 тыс. человек) и по последним подсчетам Костромастата составляет 637 тыс. человек. Это чуть больше, чем население соседнего с Костромой Ярославля (609 тыс. человек). Теперь Костромская область — самый малонаселенный регион в ЦФО. 

Бывший губернатор Ярославской области Анатолий Лисицын в начале 2000-х даже предложил укрупнить российские регионы (в том числе и Костромскую область) по примеру Польши.

— Я раньше выходил с предложением объединиться с Костромской областью, меня обвиняли в том, что хочу ее захватить. Я имел в виду не присоединение к нам, а создание самодостаточного региона. Костромской области просто нужна нормальная система, стратегия развития, — объяснил экс-чиновник «7х7».

По данным демографа Эмиля Паина, при сохранении текущих тенденций северо-восточным районам области в долгосрочной перспективе грозит почти полное запустение — ряд районов в центре региона и на восточных окраинах за последние 30 лет потерял около половины своей молодежи трудоспособного возраста:

Молодежь уходит из регионов, наименее привлекательных для жизни с точки зрения современных требований. Перелом маловероятен в обозримой перспективе.

 

Его выводы подтверждает и профессор-регионалист из МГУ Наталья Зубаревич:

— В области сильная депопуляция и миграционный отток, что типично для «постаревшего» Нечерноземья. У населения низкие зарплаты и доходы.

По ее данным, Костромская область сейчас находится в пятерке регионов Центрального федерального округа (ЦФО) по темпам снижения количества населения. Около половины этого снижения создает миграционный отток — люди в трудоспособном возрасте массово переезжают в соседние регионы и крупные города. При этом темпы сокращения реальных доходов населения с 2014 по 2018 год и безработица остаются в пределах среднероссийских показателей.

В Кологривском районе, одном из самых малонаселенных в области, топ-менеджер строительной фирмы Андрей Виноградов основал фермерское хозяйство. Он уверен, что только за счет коренных жителей развитие региона уже невозможно:

— Местное, аборигенное население не готово и не хочет в большинстве своем работать с нормальной отдачей, то есть высокопроизводительно. Отвыкли, разочаровались, разъехались, сгинули.

Московский предприниматель Андрей Павличенков, который восстановил заброшенный купеческий терем в деревне Асташёво в Чухломском районе, рассказал «7х7», что плотность населения на севере области уже «упала ниже критической отметки», но это не трагично:

— Насчет пустых пространств — они и так пустые. Деревни уже вымерли. Ну вымрет еще сколько-то поселков через десять лет. Но города-то никуда не денутся.

Экономика. «Порадовать нечем»

Костромская область и Мордовия остаются единственными в России регионами, госдолг которых превышает годовой бюджет. Из-за этого в них введено внешнее казначейское управление. Все расходы регион согласовывает с Москвой. По данным «РИА Рейтинг», на 2019 год общий долг региона — 102,5% от бюджета, и он активно погашается, налоговые поступления растут.

Наталья Зубаревич связывает такие успехи с сокращением расходов на социальную сферу:

— По бюджетной обеспеченности в области дела хуже среднего, в 2018 году уровень дотационности — 34% (в этом году прошли президентские выборы), в предыдущие два года было только 25%. В слаборазвитых национальных республиках и на Дальнем Востоке дотационность намного выше. Русским областям Минфин помогает слабо. В половине регионов ЦФО, в том числе в Костромской области, душевые доходы бюджета составляют только 70–75% от средних по регионам РФ. При этом власти области пытаются больше тратить на поддержку экономики за счет более низкой доли расходов на социальные цели [такой процесс получил название «оптимизация»].

 

Профессор Зубаревич сравнила экономический кризис в Костромской области с похожей ситуацией в соседней Ивановской, но сделала оговорку, что там он произошел из-за общего упадка текстильной промышленности в стране. А у Костромы, по ее мнению, причин для упадка больше:

— Костромская область, увы, типичный депрессивный регион с сильным спадом промышленности в постсоветский период, почти не имеющий экспортных отраслей экономики, которые более успешны, со слабым и небольшим по численности населения региональным центром. Влияние Московской агломерации почти не ощутимо, область находится далековато от столицы — окружение «второго порядка». В Костроме «букет» причин упадка: почти умерший льняной текстиль, немного лесопереработки и машиностроения. Инвестиции в регион минимальны. Так что порадовать нечем. С 2013–18 годов инвестиции в Костромскую область сократились на 25% при общероссийском падении в 4%. По меркам ЦФО такое падение — шестое по величине.

Депутат Костромской областной Думы и бизнесмен Владимир Михайлов подтвердил выводы экспертов и добавил, что в 2018 году область дополнительно получила от федерации 4,5 млрд руб., в 2019 году — еще 7,5 млрд руб.

— Финансовые проблемы не позволяют выполнять все социальные обязательства. В области более 700 детей-сирот, достигших 18-летнего возраста, не могут получить жилье, даже если выигрывают суды. Региональные власти не поддерживают существующие предприятия, а делают ставку на приходящих инвесторов. Но создание льгот и преференций для новых производств создает неконкурентные условия для предприятий, которые уже здесь работают. У меня иногда возникает ощущение, что взят курс на развал еще оставшейся промышленности.

 

Как препятствие экономическому развитию региона собеседники «7х7» видят трудности с инфраструктурой, а именно — дорогами. В последние годы в области отремонтировали главные магистрали между городами. В 2017 году из областного подчинения в федеральное передали трассу Кострома — Киров — Пермь, которая идет поперек всего региона через крупные города Галич, Шарью и Мантурово. Но транспортные связи с Вологодской областью на севере почти не действуют. Выходец из Москвы, фермер Кологривского района Андрей Виноградов рассказал «7х7», что в Кологриве мост, который ведет в сторону Вологодчины, — в аварийном состоянии, но по нему все равно ездят лесовозы:

— Этот мост построили в 1990-х годах, мост непропорционально крутой для нашего города, по сути, ведет в никуда, на шесть поселков. Планировалась дорога дальше, смычка с Вологодской областью, и, когда осталось 30 километров, все бросили. Говорят, у моста лопнула одна из опор, трещина видна невооруженным глазом. Может, он так и дальше будет стоять, а может, развалится на потеху всей стране.

 

Перспективы

Туризм. «Никто здесь не будет строить Сочи»

Предприниматель Андрей Павличенков, восстановивший терем в Чухломском районе, рассказал «7х7», что в Костромской области можно успешно развивать туристическую отрасль. Но ее успехи могут не отразиться на местном бюджете:

— Нас в Костромской области привлекли ее проблемы — это во многих отношениях обойденный советской индустриализацией регион. Это ближний Север, здесь архаика и хорошие люди. Для бюджетов всех уровней туризм вообще играет мало роли. Сколько бюджет Суздаля получает от туризма, знаете? Примерно ноль. Туризм занимает людей, создает рабочие места, но это все малый бизнес, и в Костромской области долгое время таким и будет. Никто здесь не будет Сочи строить. Туризм в регионе — это 90% Кострома, как часть Золотого кольца. Кострома — прекрасный город, возможно, лучший по сохранности губернский город в европейской части России. Туризм за пределами Костромы — это совсем крохи. Во-первых, никто толком ничего не знает, это не Карелия, нет ничего раскрученного. Картинка меняется потихоньку, это долгий процесс.

Малые города тоже способны привлечь туристов: Плёс, например, или Суздаль, и нет причин, почему на их месте не может оказаться Нерехта, Солигалич или Кологрив. В них нужно вложить много денег, а их в области нет. Еще туристов привлекают чудеса природы, их в области тоже нет. Привлекать могут неожиданные вещи, но хорошо и толково сделанные, как арт-парк Никола-Ленивец в Калужской области.

По словам Павличенкова, к нему в восстановленный терем чаще всего приезжают туристы из Москвы и Петербурга.

Фермер Андрей Виноградов уверен, что «зацепить» туристов в регионе может развитие интернет-связи. По его словам, в крупных городах области с интернетом нет проблем, в селе все иначе: летом, когда в деревни приезжает много дачников и гостей, интернета почти нет. Решение хотя бы этой проблемы, считает Виноградов, может привлечь в глубинку жителей мегаполисов, которые хотят жить на природе и работать удаленно.

Промышленность. «Пример для подражания Финляндия»

По данным «7х7», в 2019 году из Костромской области ушел крупный федеральный инвестор — «Росатом» закрыл в Буйском районе дирекцию недостроенной атомной станции. Произошло это на фоне проверки, которую в дирекции вели сотрудники ФСБ. Якобы они нашли несоответствие антимонопольному законодательству при распродаже имущества недостроенной станции.

Экономист Сергей Алексашенко подтвердил, что наличие АЭС под Костромой экономически не выгодно: вокруг региона нет крупных потребителей, а для АЭС нужна стабильность.

В Шарье успешно работает швейцарский завод по переработке древесины «Кроностар». Многие собеседники «7х7» согласились, что такие предприятия нужны и в других районах области. Фермер Виноградов считает, что распространенный вид заработка костромичей на простой рубке леса не имеет перспектив, поэтому нужно развивать глубокую переработку древесины:

— Лучший пример, которому можно следовать, — это Финляндия. Она сейчас такая, какая есть, с их маленькими ухоженными поселками, потому что финны внезапно поняли, что лес — это богатство, а не беда, если заниматься его глубокой переработкой внутри страны. Качественно и чисто.

Что делать

Политика. «Можем выживать только благодаря федеральной помощи»

Двое спикеров из Костромской области считают, что многие проблемы связаны с руководством региона. Политик Владимир Михайлов уверен, что область полностью зависит от федерального центра:

— С нынешним руководством перспектив у Костромской области я не вижу. Еще недавно наш регион был самодостаточным в экономическом плане, хотя областной бюджет и был дефицитным. Сегодня ситуация такова, что только благодаря федеральной финансовой помощи область может выживать.

— У меня один рецепт [для развития области] — убрать губернатора и никчемных депутатов, — говорит бывший замгубернатора Владимир Андрейченко. — Непрофессионализм — это их главная проблема. Посмотрите на замов у губернатора — кроме одиозного Андрея Дмитриева, нет ни одного человека, имеющего представление о том, чем они руководят. То же самое на уровне департаментов и комитетов. Для области это критично.

Экономика. «Местные жители не смогут стать фермерами»

Михайлов считает, что областные власти должны помогать приоритетным отраслям производства — текстилю и ювелирной промышленности.

Фермер Виноградов уверен, что нужно помогать субсидиями тем, кто хочет переехать в Костромскую глубинку:

Места у нас холодные, а обогреть жилье сегодня все дороже и дороже. Нужны правильные тарифы на электричество. Газа у нас нет и не предвидится. Моя жена фермер, киловатт электричества для нее стоит семь рублей! Это что вообще такое? Ладно, мы москвичи, и есть возможность заработать, чтобы продолжить инвестировать в рискованный проект животноводческой фермы. Могу с уверенностью сказать, что местный житель не имеет никакой возможности начать с нуля и вырастить фермерское хозяйство.


Материал подготовлен в рамках летней медиашколы фонда Бориса Немцова в Праге.

Даниил Кузнецов, Алексей Уханков, «7х7»

Материалы по теме
Комментарии (0)
или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий, как зарегистрированный пользователь.

Последние новости