Новости, мнения, блоги
Горизонтальная Россия

В Перми никто никого не оправдывал «по делу об отрицании Холокоста»

Игорь Аверкиев

Весь мир облетела ужасная новость: «Пермского активиста Юшкова оправдали по делу об отрицании Холокоста». Евреи по всему миру съежились, антисемиты по всему миру вдохнули полной грудью. Но все они зря тратили свои драгоценные эмоции. Это неправда. В Перми никто никого не оправдывал «по делу об отрицании Холокоста». Проблема в том, что в хитросплетениях путинского правосудия понять это сложно. Суд присяжных в Перми просто решил, что отрицание КОНКРЕТНОЙ цифры замученных нацистами евреев (шесть миллионов) БЕЗ ОТРИЦАНИЯ самого факта массового уничтожения нацистами евреев не является фактом реабилитации нацизма. И с этим трудно не согласиться.

СНАЧАЛА НЕБОЛЬШАЯ СПРАВКА:

«Холокост» — английское слово, произошедшее от греческого «всесожжение». Сегодня «Холокостом» называют геноцид по национальному, социальному и другим признакам, который осуществляли германские нацисты в отношении евреев, цыган, поляков, советских военнопленных, гомосексуалистов, душевнобольных, нетрудоспособных. Но чаще всего в публичном пространстве «Холокостом» называют нацистский геноцид евреев. А в начале прошлого века «Холокостом» в Европе называли турецкий геноцид армян. Нацистский Холокост установлен Нюрнбергским трибуналом на основании многочисленных свидетельств самих нацистов и их жертв. Конкретных цифр в отношении каждой категории жертв Холокоста трибунал в своих решениях не назвал. Поскольку пермский суд был именно «о цифрах», то следует сказать, что сегодня международно признанной и юридически зафиксированной цифры жертв Холокоста евреев — например, в резолюции или декларации ООН — не существует. В одной из деклараций есть только упоминание доли еврейского населения, уничтоженного нацистами – одна треть. Сегодня общепринятым числом жертв Холокоста евреев считается шесть миллионов человек. Цифра эта впервые была озвучена в показаниях нацистов на Нюрнбергском процессе, но именно в показаниях, а не в решениях. Впоследствии различные исследователи выдвигали и другие цифры: четыре миллиона, два миллиона и даже явно абсурдные «сотни тысяч». Каждая цифра имеет свое, какое-то более или менее рациональное, обоснование. С моей точки зрения, «война цифр Холокоста» — дело пустое. Холокост реален не цифрами, а событиями. Холокост неопровержим, поскольку массовое и целенаправленное уничтожение нацистами евреев, советских военнопленных, цыган, поляков и других подтверждено не статистикой, а бесчисленными фактами и свидетельскими показаниями. Однако, с точки зрения антисемитского PR-а, «война цифр Холокоста» имеет значение, и ведение этой войны сегодня — одно из самых модных занятий в среде российских антисемитов. «Эпизод Юшкова» и является эпизодом этой PR-войны.

О СУТИ ТОГО, ЧТО ПРОИЗОШЛО В ПЕРМИ:

В России нет юридической нормы, наказывающей за отрицание Холокоста, в России есть более широкая норма, наказывающая за «реабилитацию нацизма» (статья 354.1 УК РФ). Важно понимать, что решение коллегии присяжных по обвинению Юшкова в реабилитации нацизма через отрицание конкретной цифры жертв Холокоста было ФОРМАЛЬНО ЮРИДИЧЕСКИМ. Формально Роман Юшков и автор статьи, которую он перепостил, не отрицают Холокоста как массового уничтожения нацистами евреев (допускаю, что у обоих просто духовный оргазм случается, когда они представляют, как статные, во всем черном, эсэсовцы загоняют ненавистных евреев в газовые камеры, но антисемитские оргазмы к делу не пришьешь). Юшков и автор статьи оспаривают лишь ОДНУ ИЗ возможных цифр жертв Холокоста — шесть миллионов человек. А отрицание одной из ВОЗМОЖНЫХ цифр, ВОЗМОЖНО характеризующих факт, не является отрицанием самого факта, доказанного не статистикой, а свидетельскими показаниями. На Нюрнбергском процессе факт массового целенаправленного уничтожения нацистами евреев по этническому признаку был установлен благодаря свидетельским показаниям именно о событиях, а не о цифрах. Из этого, по всей видимости, и исходили присяжные. Но привычный страх евреев и фантомная радость антисемитов совместными усилиями перевернули все с ног на голову. Решение присяжных о том, что спор о цифрах при согласии с фактом массового уничтожения евреев «не является реабилитацией нацизма», превратилось в решение об «оправдании отрицания Холокоста».

Итак, в Перми никто не оправдывал «отрицания Холокоста». В Перми присяжные лишь высказались в том духе, что спор о числе замученных нацистами евреев (шесть миллионов или четыре миллиона, или два миллиона, или сотни тысяч) не является спором о признании или отрицании Холокоста как такового — как массового уничтожения евреев. В процессе никто не оспаривал сам геноцид евреев, который был установлен Нюрнбергским трибуналом. Даже антисемиты, при всех своих ментальных странностях, не осмеливаются отрицать факт массового и целенаправленного уничтожения нацистами евреев. Ведь то или иное уничтожение евреев — это мечта антисемитов, и они просто не в силах отрицать того факта, что кто-то когда-то попытался воплотить эту мечту в реальность. С другой стороны, именно массовое уничтожение евреев нацистами подняло две мощные волны в мире: послевоенный взрывной рост самосознания и пассионарности самих евреев и всемирной солидарности с ними, что и привело, в конечном счете, к созданию и процветанию еврейского государства. А вот это антисемиты евреям простить уже никак не могут.

Сегодня антисемиты — по-своему несчастные люди, ибо попали в собственноручно сооруженную логическую ловушку. С одной стороны, германские нацисты — кумиры антисемитов (по крайней мере, в «решении еврейского вопроса»), а с другой стороны, действия именно этих кумиров (геноцид евреев) привели к невероятному за последние два тысячелетия процветанию и геополитическому усилению еврейской нации и еврейского государства. Получается, что если ты ненавидишь еврейское государство — ты должен отрицать Холокост и тем самым отрицать необходимость еврейского государства и право евреев на него. Но если ты отрицаешь Холокост, значит, ты отрицаешь вклад в «решение еврейского вопроса» своих кумиров — германских нацистов. У бедных антисемитов крышу сносит от такой формально логической несправедливости. Явно не справляясь с этим парадоксом, причудливые антисемитские мозги нашли убежище в нудном и тоскливом обличении конкретных цифр еврейского геноцида, не посягая на сам геноцид. Трудно представить себе более тупую позицию в идеологическом споре. Но именно тупость делает эту позицию достаточно эффективной в антисемитском PR-е. Что есть, то есть. В итоге казусы вроде пермского превращаются антисемитами во «вселенский праздник справедливости». Непонятно лишь, почему многие СМИ смотрят на «казус Юшкова» так же, как антисемиты, и пишут об «оправдании Юшкова по делу об отрицании Холокоста». Юристов в редакциях, что ли, нет?

НО:

Прежде чем свободолюбивым людям ужасаться пермским решением, было бы неплохо раз и навсегда определиться по одному вопросу, как выясняется, непростому для свободолюбивых людей: нужно ли наказывать людей за слова, за высказанные мысли? Я считаю — нельзя. Ни при каких обстоятельствах. Наказывать можно только за действие, за причинение реального ущерба реальным людям. В том числе наказывать можно и нужно и за причинение конкретным людям морального ущерба. Но наказывать за моральный вред, причиненный словами, нужно не специальными статьями и законами, вроде «Защиты чувств верующих» или «Реабилитации нацизма», по которым, чтобы наказать человека, не надо доказывать ущерб, причиненный конкретным людям. В соответствии с такими нормами, достаточно публично сказать, что «бога нет и не будет» или что «Победа в Великой отечественной войне была пирровой победой» — и получай судимость. Сегодняшнее законодательство предполагает, что публичное произнесение таких слов уже само по себе приводит к ущербу и ничего никому доказывать не надо. Отсюда в России нарастающий вал людей, осужденных за слова, и все чаще по уголовным статьям. Рано или поздно это надо менять. Наказывать за моральный ущерб, нанесенный словами, конечно, нужно, но в рамках общегражданских норм, где причиненный моральный ущерб необходимо доказывать в каждом конкретном случае. Тогда и цена слов повысится, и людей, наказанных «просто за слова», не будет. Слова нужно отделять от дел и последствий. Только дела и последствия могут криминализировать слова.

Из признания невозможности наказывать «просто за слова» вытекает многое, в том числе и отказ от норм, наказывающих за «реабилитацию нацизма», «оскорбление чувств верующих» и т. п. Придется отказаться и от многих норм, борющихся со словами в законодательстве об экстремизме. Абсолютно противоречат этому принципу (за слова, не принесшие конкретный ущерб конкретным людям, не наказывают) и многочисленные законы в европейских странах, вводящие уголовную ответственность за «отрицание Холокоста» и тому подобные общественные ценности.

Одним словом, как бы лично я ни относился к Роману Юшкову, но его не должны были судить за его антисемитские высказывания по поводу цифр Холокоста. А законы, по которым его все-таки судили, хотя и не признали виновным — неправильные законы и, когда будет возможность, их надо будет отменять.

И ГЛАВНОЕ:

Никакие сомнения, никакие опровержения никаких цифр не могут привести к отрицанию Холокоста евреев. Даже никаких внутренних нацистских документов не надо для подтверждения этого геноцида. Холокост доказан тысячами задокументированных облав на евреев по всей Европе; сотнями задокументированных еврейских гетто; бесчисленными свидетельствами неевреев о массовом и приоритетном уничтожении евреев в концлагерях; сотнями тысяч именных свидетельств еврейских семей о погибших или пропавших во время войны родственниках. И если гибель нескольких миллионов наших военнопленных и поляков, которые были потенциальной военной угрозой Рейху, вызвано варварскими законами варварской нацистской, но войны, то уничтожение не воевавших с нацистами и даже не смевших об этом думать евреев и цыган, было верхом человеческой безжалостности, государственной вседозволенности и народного сумасшествия. Их убивали просто за то, что они есть и именно такие, какие есть. Как Сталин уничтожал зародившийся советский образованный класс просто за то, что он есть, как потенциальная, даже не политическая, а социальная альтернатива его режиму.

И еще: евреи, будьте исторически вежливыми. Не вы одни были жертвами нацистского Холокоста. Почаще и активнее надо отдавать дань солидарности и другим жертвам нацистских уродов.

 

Оригинал

Комментарии (0)
или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий, как зарегистрированный пользователь.