Новости, мнения, блоги
Горизонтальная Россия
  1. post
  2. Горизонтальная Россия
Горизонтальная Россия

Путешествие в Иорданию

Андрей Бабушкин

Рождество я встретил в отпуске в Хашимитском Королевстве Иордании, куда прибыл накануне праздника.

А 8 января с экскурсией я отправился в город Петру, напрямую связанную с Рождеством Христовым: именно здесь была последняя стоянка Волхвов, до того, как они попали в город Вифлеем. 

***

Международный аэропорт Аккаба встретил нас запахом верблюжьего навоза, доносившегося из-за забора посадочной полосы.

Коричневые горы неровными складками скальной породы вплотную подступали к городу.

Справа от нашего автобуса, чуть ли в километре, весело блестели огни, как я подумал, самой Акабы или ее пригородов. Но оказалось, что это уже не Иордания, а израильский город Эйлат, можно сказать, брат-близнец Акабы.

По дорогам Иордании

Иордания - одна 25 арабских стран мира. Ее площадь составляет 92 тыс. км. кв. (это – немного больше, чем 2 Московских области), население то ли 6,2 то ли 9,85 миллионов человек. Точно никто не знает, так как считали их 20 лет назад. 

С севера на юг по Иордании проходит 3 дороги. Одна – около границы с Израилем. Дорога эта самая короткая, но движение по ней ограничено: бурными потоками воды на ней смыло мост. Откуда здесь взялись бурные потоки воды, не понятно, так как за 4 дня я видел в Иордании только одну реку - Иордан, да и то далеко на Севере. Восточная дорога идет через горы. 

Покинув Акабу, в Петру мы отправляемся по центральной дороге.

С востока от нас, то примыкая к шоссе вплотную, то удаляясь на пару сотен метров от шоссе, пролегает железная дорога. Она была построена англичанами в 1901 году и называется Хиджазской. Ранее она шла до центральной части красноморского побережья Аравии. Сейчас дорога работает лишь участками.

Дорога пролегает вначале через пустынную долину с деревьями, более редкими, чем попадающиеся нам навстречу машины. Затем появляются небольшие городки, с серыми прямоугольными зданиями, за которыми не за что зацепиться взгляду, совсем немногочисленными деревьями, небольшими бетонными мечетями.

Постепенно долина переходит в пустыню. Считается, что пустыни занимают 75 % территории страны, а как мне показалось, и все 90.

Иногда дорога проходит вплотную к скалам, и кажется, что вроде бы не такие уж и большие, но на самом деле весом килограмм под сто, камни вот-вот сейчас свалятся, если не на нас самих, то на нашу дорогу. 

В скалах виднеется огромное количество пересохших русел рек и ручьев, иногда они прорезают одну и ту же скалу по много раз. Наверное, раньше здесь было больше осадков. В наши годы в южной Иордании выпадает всего 100 мл. осадков в год. Именно поэтому большая часть населения страны живет на Севере, где более влажно, а с полей и плантаций можно собирать по 2-3 урожая овощей и фруктов. 

Пустыня отнюдь не радует разнообразием красок. Но и все же она не настолько безжизненна, как египетская Сахара к востоку от Нила: постоянно попадаются одиноко стоящие приземистые акации и похожие на серую паклю пучки верблюжьей колючки, любимого лакомства верблюдов.

С приближением к центральной части Иордании появляются проблески зелени.

Мы поднимаемся все выше в горы, приближаясь к Петре. Становится все холоднее, и на последней остановки у нас изо рта уже идет пар. 

Только в горах во дворах домов и вдоль дорог появились рощи хвойных деревьев и оливковые сады. Беспомощные одинокие деревья около домов, которые мы видели на юге Иордании, трудно назвать садом. 

При повороте на Петру вдоль дороги нас встречают десятки, если не сотни ветрогенераторов. Их сюда поставила Испания. Получаемая ими электроэнергия достаточно дорога. Поэтому страна настойчиво ищет способы получения дешевой электроэнергии. В Акабе построена электростанция, работающая от приливной волны. Планируется строительство атомной электростанции, но удовольствие это – не дешевое; даже после всех переговоров и удешевлений, ее сооружение все равно стоит 3 млрд. долларов США. Но такие деньги власти Иордании пока что не нашли.

Чуть ли не половина зданий не имеют верхнего этажа (как правило, второго или третьего), а вместо него ощетинились к небу похожими на антенны пучками железобетонной арматуры. Как я понял, здесь, также, как и Греции и некоторых других странах Средиземноморья, действует закон, согласно которому недостроенное здание не облагается налогами. Поэтому множество зданий оказываются «вечно недостроенными». На нижних этажах кипит жизнь. А верхние всем своим видом показывают: что с нас взять, мы еще строимся. 

Но попадаются в Иордании ребята еще более находчивые. Так, ресторан «Рецепт моей мамы», в котором мы обедали, когда вышли из Петры, находился на втором и третьем этажах недостроенного дома», при этом на втором пленкой были закрыты окна, а на третьем из нее просто были сделаны стены и перекрытие.

Город Петра

На экскурсию в Петру мы едем вместе с туристами из Египта, которые с Синая прибыли в Акабу на пароме.

Окрестности Петры, расположенные на высоте километра полтора над уровнем моря, встретили нас настоящим горным холодом. Если бы меня не предупредили, что в Петре может быть всего лишь плюс два, я вряд ли взял бы с собою куртку и вылез из автобуса.

Однако, дорога к Петре оказалась постоянным спуском, и у входа в Петру мы оказались уже на высоте 800 метров, где оказалось теплее.

Экскурсия по Петре состояла из трех частей. Вначале мы 3,5 километра, останавливаясь в наиболее важных местах и слушая рассказ гида, спускались вниз. Дошли мы до построенного римлянами амфитеатра. Затем мы сделали покупки. Торговаться приходилось отчаянно, но все равно за бронзовый набор для распития крепкого алкоголя я переплатил. Но с другой стороны, сам набор оказался необычайной красоты. После этого предстояло самое увлекательное: обратная дорога с подъемом где-то метров на 600 вверх.

История Петры является загадкой. Само слово «Петра» переводится с арамейского, как «камень» или «скалы». Набатеи называли свой город иначе, Ракму, идумейцы – Селу (это слово также переводится, как скала).

Петру основали идумеи, считающиеся потомком брата Исаака Исава. Отношения с дальними родственниками – иудеями, у них как-то не заладились. Вначале они не пропустили евреев через свою территорию, когда те вырвались из египетского плена, потом много и неудачно воевали с ними, стали их данниками, в 6 веке до нашей эры вместе с вавилонянами осаждали Иерусалим.

В Библии в адрес идумеев содержится пророчество о том, что народ идумеев исчезнет. Так и произошло. Но не сразу. В 5 веке до нашей эры идумейское царство захватило племя Дедан, которое произошло от внука Авраама Дедана, а еще через век – в 4 веке, кочевники-набатеи, потомки Наваиофа, внука Авраама. И Петра из столицы Идумейского царства становится столицей государства Дедан, а затем – столицей царства Набатейского. Однако на западе маленькое государство Идумея все еще существовало, правда уже без Петры.

А вот пророчество пророка Иезекиля, данное им в Вавилонском плену, о том, что Израиль (тогда не существовавший) станет хозяином в Идумее, действительно исполнилось через несколько сотен лет.

Идумеем был царь Ирод Великий и правители основанной им династии Иродиадов. Под властью Ирода, как и под властью их предшественников Хасмонеев, Израиль воевал с Набатеей.

Но, если потомками набатеев являются арабы, то идумеи действительно сгинули без следа, не оставив прямого потомства. Утверждается, что идумеи якобы практиковали жестокие человеческие жертвоприношения.

Интересно, что, если о Вавилоне или Ниневии в Библии говорится, о том, что они будут разрушены, то о Петре лишь говорится, что она станет не обитаема. Почти так и произошло с одной поправкой. В Петре не было городского населения, но обитали бедуины бадул.

В 1 веке до Р.Х. Набатея попала в зависимость от Рима, со временем утратила возможность ведения внешней политики, однако, став протекторатом, все-таки продолжала быть независимым государством. У нее были собственные цари, монеты, войска, внутренняя и внешняя политика.

В 106 году от Р.Х. после смерти последнего царя Набатея была ликвидирована как самостоятельное государственное образование и стала частью римской провинции Аравия Петрейская, а древняя Петра стала ее столицей.

Но главный удар по Петре нанесла не ликвидация независимости Набатеи, а открытие в 3 н.э. Великого Шелкового Пути. После этого два важнейших торговых пути, на перекрестье которых находилась Петра, утратили прежнее мировое значение. А, так как основным занятием жителей города были охрана и сопровождение караванов по 2 важнейшим до открытия Шелкового Пути торговым маршрутам, население стало покидать город.

И Петру более, чем на тысячу лет ждало забвение. И только в 19 веке Европа вновь открыла для себя Петру.

В 1985 году Петра была признана объектом Всемирного Наследия ЮНЕСКО. Это стало толчком для превращения Петры в главную туристическую достопримечательность Иордании.

Дорога по ущелью была очищена от завалов камня и отремонтирована (правда кое-где остались и стертые миллионами ног гладкие булыжники набатейских времен), стены ущелья были укреплены, на них были установлены специальные датчики, позволяющие выявлять угрозу падения камней на головы туристов. После этого посещение Петры из удела экстремалов стало обязательной частью поездки в Иорданию.

В 2006 году Петра была признана одним из Семи новых Чудес Света.

После этого самой главной проблемой стало переселение из ущелья, в котором находится Петра, живших там бедуинов из племени бадул. Они кочевали в ущелье, где находится город, столетиями, выпасая там своих коз, ослов, лошадей и верблюдов. Переговоры с бедуинами шли очень трудно. В конце концов бедуины согласились переселиться. Но у них было 2 условия: строительство для них рядом с Петрой отдельного городка и предоставление исключительного право обслуживать туристов, которые посещают Петру. От амфитеатра видны белые корпуса многоквартирных домов бывших бедуинов.

Кроме торговли сувенирами, одеждой и напитками, бедуины предоставляют туристам транспорт: верблюдов, ослика или карету на 2 посадочных пассажирских места. При возвращении, с подъемом вверх по ущелью, это предложение не остается без внимания, однако туристов отпугивает огромная цена – за 3, 5 километра дороги вверх за 30 динар или почти 3 тыс. рублей. Практикуются и менее безопасные услуги: «бесплатное» катание на лошади, однако, чтобы туристу слезть с лошади, надо платить уже 30 динаров. Укромными тропками бедуины отводят туристов вверх, откуда Петру (разумеется не всю, а какой-то ее участок) можно сфотографировать сверху. Здесь уже без подвоха, попрыгать с камня на камень приходится от души.

Нам рассказали о том, что площадь Петры составляет 265 кв. км. Однако наш экскурсионный маршрут пролегал лишь на 3, 5 км по ущелью. Ущелье с сооружениями тянется километров на 15. К настоящему времени раскопано всего лишь около 25% города. Остальная его часть еще ждет своих исследователей.

Не совсем ясна ситуация с набатейцами. Кто они? Считается, что это группа арабских племен. Использовали они арамейскую письменность, адаптированную ими под свой язык. Позже письменность набатейцев стала основой для создания современной арабской письменности. Однако в Интернете никакой определенной информации про набатейский язык я не нашел. А во всех публикациях применительно к набатейскому языку используется «предположительно». Неужели до сих пор не установлено, действительно ли набатейцы были одними из предков арабов? 

Большая часть архитектурных шедевров Петры относится именно к набатейскому периоду. 

И идумейцы, и набатейцы вели с соседями многочисленные войны и достаточно часто проигрывали. Однако за всю свою историю иноземные войска ни разу не захватывали Петру: ни армия Александра Македонского, ни Израиль, ни Рим. В 312 году до Р.Х. Петру пыталась взять армия Антигона Одноглазого, однако сделать этого она не смогла. По-моему, Петра – единственный крупный город, по крайней мере Евразии, который никогда не был взят военным путем.

Все дело в уникальном расположении Петры. Подходы к ней скрыты практически неприступными горами. Где она находится, без точных карт понять невозможно. Опыта ведения войны в горных районах у армий Древнего Мира (может быть разве, кроме армии древней Армении) не было. Вход в ущелье самостоятельно было найти практически нельзя. Ширина ущелья в некоторых местах уменьшалась до 4 метров. Во многих местах ущелье просматривалось не более, чем на 50-70 метров вперед.

И, тем не менее, в некоторых местах мы видели на стенах ущелья следы копоти, уходящей на 20, а то и 50 метров вверх. Вряд ли это следы от бедуинских костров. Что это? Следы пожаров? Следы обороны города от врага? Сажа от выгорания некоей росшей здесь и засохшей растительности?

Уже на входе в музей мы видим дома-пещеры: прямоугольный вход вырублен в скале, на большинстве фасадов домов сохранились резные портики и колонны, выполненные в эллинистическом стиле. Иногда, как считается, у людей занимавших важное положение, высота фасада доходит метров до 15. Однако сами жилые помещения выглядят намного более скромно: это пещеры с высотой потолка метра в 2, имеющие площадь в 70-120 метров. На потолках пещер я обнаружил копоть, но это, скорее всего, следы уже более поздних бедуинских костров. 

Как нам рассказали, когда глава семьи умирал, жилище превращалось в семейную гробницу. Во всех посещенных мною пещерах, в стенах устроены ниши, в которых и помещали погребенных.

Сейчас бывшие дома и гробницы древних превратились в стоянки для домашних животных, в основном ослов. Иногда из пещер на высоте третьего яруса выглядывали задумчивые морды или упитанные задницы ослов. У меня, как у человека, привыкшего почитать умерших, это вызвало тяжелое впечатление.

Наиболее известное сооружение Петры, можно сказать, ее визитная карточка, - сокровищница или храм царя Ареты 4-го Филопатриса (он же Харитат Великий), как и все другие сооружения Петры они вырублены из цельного монолита скальной породы. Этим архитектура Петры отличалась от римской, греческой, или, скажем вавилонской: если в них сооружения или огромные скульптуры собирались из фрагментов и бракованный фрагмент можно было заменить, то архитекторы и каменотесы Петры права на ошибку не имели, иначе всю работу надо было начинать заново в другом месте. 

Высота фасада сокровищницы (она называется «Аль-Хазне» и от нее пошло хорошо известное нам слово «казна» - 40 метров. Большая часть фасада изумительно сохранилась, а то, что было разрушено, пострадало уже в основном в 19 веке. Внутри здания – два небольших, метров под 30, зала. Раскопки показали, что под сокровищницей был похоронен и сам царь; его останки нашли под сокровищницей. Царь Хритат 4-й умер в 9 году н.э. Подземная камера имеет глубину метров 5-6 и сверху отгорожена сеткой.

Около сокровищницы все желающие могут сфотографироваться с двумя воинами в доспехах набатейских времен.

Через несколько сотен метров от сокровищницы ущелье переходит в небольшую долину с пересохшим руслом реки посередине. Кроме многочисленных домов - пещер, здесь находится амфитеатр на 3 тысячи мест и погребальный комплекс царей.

Попав после величественной и затаившейся среди огромных скал Петры, в хлев или пещеру в Вифлееме, волхвы, наверное, почувствовали этот контраст между величием могущества власти и величием могущества того, кому было суждено изменить человеческую судьбу.

Мой друг Алексей Севастьянов советовал мне не ехать в Петру с экскурсией, а добраться туда самостоятельно и целый день, не торопясь, самому походить по развалинам древнего города. Я его не послушал, а сейчас об этом жалею, так как за 3, 5 часа Петру по-настоящему, разумеется, не увидеть.

Около древнейшей сохранившейся христианской церкви

В Рождество 2019 года мне посчастливилось оказаться на том месте, где, как считают современные ученые и историки церкви, была построена самая старая из числа сохранившихся в мире христианская церковь.

e8ad16d8-c39d-4e54-9415-d495ea25f65f

Сейчас здесь находится иорданский город Аккаба, а в первом веке от Рождества Христова находилось поселение под названием Ецион-Гавер.

В книгах Чисел и Второзаконии Ецион-Гавер – одно из последних мест, в котором останавливались израильтяне при странствии по пустыне. При царе Соломоне здесь уже был серьезный морской порт, откуда совместные экспедиции Израиля и финикийского города Тир отправлялись в Аравию и Африку. Когда Израиль распался, то город становится ареной борьбы между израильтянами и Идумейским царством, столицей которого была знаменитая Петра.

В 8 веке до Р.Х. Ецион-Гавер окончательно переходит от Иудеи к Идумее. Затем город становится ареной борьбы между обеими царствами, попадает в состав Набатеи, а в начале 2 века от Р.Х. становится частью римской провинции Аравия Петрейская. Правда, скептики утверждают, что Ецион-Гавер был в другом месте, то ли севернее, то ли вовсе на острове, а здесь на месте Акабы располагалось совсем другое поселение.

Так или иначе, в 300 году от Р.Х. в этом римском поселении строится христианский храм. Найти его оказалось делом совсем не простым. В туристические маршруты он не включен. Ни местные жители, ни полицейские ничего подсказать нам не смогли. Место нахождения развалин было нам примерно известно («за забором около гостиницы «Мувен Пик»), но, побродив на предполагаемом месте нахождения древнейшей церкви, мы ничего не обнаружили. Помогла карта, на которой виднелся значок «археологические раскопки».

Оказалось, что древняя церковь находится на том же самом месте, что и наш отель «Мина».

Вначале за крошечной оградкой мы увидели раскопанную частично восстановленную стену толщиной примерно 0,7 метра. За ней виднелись фундаменты, нескольких комнатушек, никак не напоминающих по своей планировке церковь. Церковь оказалась через дорогу за решетчатым металлическим забором. В темноте перед нами предстали изъеденные временем каменные стены высотой до 2-х метров.

Сейчас раскопки здесь не ведутся. Информационный стенд выцвел. Единственной защитой древней церкви является зеленый забор. Никакого навеса над церковью не установлено.

Похоже, что в храме есть и обитатели: бездомные кошки. Заметив наш интерес к храму, они стали разглядывать нас. Почему никакой работы по раскопкам и консервации храма не ведется, я так узнать и не смог.

В то же время, даже, если считать церковь в Акабе, самым древним зданием, специально построенным в качестве церкви (то есть не брать приспособленные под храмы пещеры и переоборудованные в церкви храмы других религий), есть не менее десяти не менее древних церквей, в т.ч. в Иерусалиме и даже в германском городе… Однако иорданцы убеждены, что самая древняя церковь находится в иорданском городе Акабе. 

На фотографиях: вот так выглядят развалины церкви вечером. Позже выложу в блоге вид руин церкви в светлое время дня.

777c5898-6d82-4272-9075-890ce975ecf8

На реке Иордан

От Акабы до Иордана – 5 часов на автобусе. Мне это путь запомнился тем, что в автобусе  не работал туалет, а сверху на меня с багажной полки все время падали вещи крепко спящих пассажиров. Правда по мере того, как пустынный пейзаж сменялся деревьями, мое настроение улучшалось.

WhatsApp Image 2019-01-14 at 02.04.01
 
Проезжаем город Мадаба, получивший название «Города Мозаик». Мадаба была столицей Моавитского царства. Мозайки относятся к раннему византийскому периоду, 5-8 векам после  Р.Х. Но в 752 году город был разрушен землетрясением и покинут жителями. Через столетия османские власти переселили в город христианскую общину, у которой вышел конфликт с другой христианской общиной. Сейчас в городе живет около 200 тыс. человек, из которых 40% являются христианами.

Здесь о пустыне напоминают только многочисленные камни на красноземных полях. Холмы зеленые, поля чем-то засеяны, оливы сменяются виноградниками. Однако за городом снов попадаются безжизненные каменистые холмы. А за ними уже начинается спуск к Мертвому Морю. Вдоль его берега нам и предстоит проехать к р. Иордан.

Расположенный к месту нашего приезда на Иордан город Мадаба имеет самое прямое отношение. Традиционно считалось, что местом, где Иоанн Креститель крестил Исуса Христа является Каср эль-Яхуд, место, расположенное в демиталиризованной зоне с израильской, точнее палестинской (но находящейся под контролем израильских военных), стороны, в 4 км. от места впадения Иордана в Мертвое Море.

Считалось, что здесь и находилась знаменитая Вифавара, ударение на последнем «а» (господи, никак не могу запомнить это слово), что переводится, как «переправа» - место, где Иордан (тогда не такой узкий и мелкий, как сегодня), пересекали вброд, где Иоанн Креститель крестил людей, а Иисус Навин 14 веками раньше перевел евреев на завладение Землей Обетованной.

В этом месте для паломников была оборудована купальня. После войны 1967 года вход в нее был на некоторое время закрыт, затем возобновлен лишь в день Крещения. Сегодня доступ к Крас эль-Яхуд есть регулярно, но под бдительным контролем израильских пограничников.

Однако тщательное изучение мозаичной карты в Базилике Святого Георгия в упомянутой выше Мадабе показало, что Вифавара была не там, где находится Каср Эль-Яхуд, а северо-восточнее. Более того, за 2 тысячи лет Иордан изменил свое русло, а настоящая Вифавара находилась в 2 км от его нынешнего русла в поселке Вади эль-Харар на территории Иордани. Там, кстати, от русла Иордана сохранился крошечный водоем. Были предприняты археологические раскопки и геологические изыскания, которые эту версию подтвердили.

Сегодня река Иордан является фактической границей Иордании и Израиля. Эти границы Иордания и Израиль признают, но не признает ООН: за южным Иорданом и Северной частью Мертвого Моря, в Самарии и Галилее, должно было находиться Палестинское государство.

Хотя именно после того, как ей был передан Западный берег р. Иордан эмират  Трансиордания (что означает «находящийся за Иорданом») переименовался в Иорданию, руководство Иордании нашло в себе силы проявить добрую волю. Река Иордан начинается в озере на аннексированных Израилем у Сирии Голанских высотах и извилистым путем течет по Иорданской долине. Таким образом, Иордан соединяет Голанское озеро и Мертвое море. Из первого она вытекает. Во второе втекает.

Долина реки Иордан предстает перед нами песчано-каменистой с проплешинами кусочков пустыни. Но вскоре нам стало попадаться побольше зелени, появились поля, огороды, бананы и теплицы. Неприятное впечатление  производило обилие мусора вдоль дороги. Эх, сюда бы наш «Жилищник района Отрадное»! Иорданцы бы не узнали эту территорию за 3 дня. На пустырях нам попадалось - множество палаток. Судя по тому, что рядом с палатками стоят автомашины¸ а не верблюды, это – туристы, а не бедуины.                                                                       
Место, куда мы попали на Иордане называется «Русский дом». Учреждение является российским и было построено в 2011 году на земле площадью 1 гектар, которую король Абдулла Второй в 2007 году подарил нашему ВВП  во время его первого визита в Иорданию. На стене здания на мраморной табличке – внушительный список компаний, вложившихся в строительство «Русского дома».

Так как Иордан, - граница между двумя странами, которые пока что все еще являются не самыми близкими друзьями друг другу, минуем пограничный пост.  На посту – надпись на русском о том, что те, кто приехали во внеурочное время, когда заповедная зона закрыта, должны взять билет за 12 динаров. Слава Богу, мы приехали вовремя. Пограничные формальности заняли минуты три: пограничник проверяет у гида списки туристов, но в сам автобус не заходит.

В скромного вида бытовке находится церковная лавка. Однако цены в ней совсем не скромные. Так, крестильная рубашка не освященная стоит 7 долларов, а освященная – уже 10 (это при том, что в дорогущем коммерческом магазине в нашем отеле «Мина» такая рубашка стоила только 5 долларов). Цена иконок с наклеенными ликами начинается от 5 долларов, крошечных деревянных крестиков – от двух.  Воду с места крещения Исуса Христа – 3 доллара за среднего размера бутылочку или за 2 маленькие.  Такой коммерческий подход, наверное, не только мне показался противоречащим духу Святых Мест.

Место, куда мы приехали условно можно считать Вифаварой, так как оно, как я понял, находится максимально близко от настоящей. Это место получило известность среди паломников и туристов после археологических раскопок и посещения этой территории Иоанном Павлом Вторым в 2001 году.

Рядом виднеются возведенные из местного камня здания двух церквей. Так как цвет церквей и цвет местности совпадают, оба здания – почему-то производящие впечатление каких-то легких, воздушных, ассоциируются у меня с миражом.   

Судя по отвесной стене соседней скалы, часть территории, что занимает сад перед «Русским Домом», стала таковой в результате операции, в ходе которой часть скалы просто срезали. Сад «Русского дома» роскошный, утопает в цветах и пальмах, есть здесь и газоны, по которым я уже успел соскучиться. И не верится, что на оставшейся части срезанной скалы, расположенной через дорогу, все пустынно и бесплодно. 

Паломников в «Русском Доме» мы почему –то не заметили. Зато в саду с нами вышли познакомиться 4 здоровенные кошки «Русский дом»  построен в форме буквы «П» и похож на церковь. На втором этаже здания действительно находится православная церковь, освященная в честь Иоанна Крестителя. В обоих крыльях здания находятся покои для гостей, трапезная, служба регистрации прибывших. По обе стороны от центрального входа, ведущего прямиком к купели на р. Иордан находится церковная лавка  и раздевалки.

В тесной мужской раздевалке обнаруживаем шкафчики для вещей, коими мы и воспользовались. Чтобы погрузиться в Иордан, необходимо было одеть шорты или штаны ниже колен и крестильную рубашку с длинными рукавами. В иной одежде (плавках, футболках, майках и т.д.) погружаться в р. Иордан в этом месте нельзя.
От «Русского дома» до Иордана – всего лишь несколько десятков метров. Спускаемся вниз по небольшой деревянной лестнице и оказываемся на деревянной террасе, широкие ступени которой ведут прямо в воды Иордана.

Хозяйственная деятельность человека не прошла для священной реки бесследно: ширина Иордана в этом месте (мы находимся примерно в 8 километрах от места впадения Иордана в Мертвое Море) не превышает 12 метров. Правда, течение очень быстрое, что я почувствовал на себе, сделав всего лишь пол шага от самой нижней ступеньки: меня чуть не унесло вниз по течению.

Берега Иордана покрыты густыми сочно-зелеными и очень живописными зарослями кустарника и тростника. Мутная вода имеет насыщенно-зеленый цвет. Но вода, хотя и мутная, но чистая: покинув воды Иордана на снежно-белой крестильной рубашке ни следа грязи я не нашел. Мне Иордан почему-то больше всего напомнил родную Лихоборку в московском районе Отрадное. 

Спустившись в реку, я трижды, как положено с головой, погрузился в ее воды, перекрестился и помолился за здоровье дорогих мне людей. Когда минуты через 4 я вышел из воды, то был готов к тому, что станет очень холодно, тем более, что температура воздуха была не больше градусов 15; к тому же дул ветер. Однако, вопреки своим ожиданиям, никакого холода я не почувствовал.

Как рассказывают знающие люди, в ночь на Крещение 17 января вода в Иордане начинает сильно волноваться, закипает, и начинает течь вспять. Чтобы определить, что поворот воды произошел, священник кладет в воду крест, который вначале плывет в сторону  Мертвого Моря, а затем начинает плыть в сторону своего истока. Не скрою, эта маленькая и одновременно великая река произвела на меня очень сильное впечатление.

WhatsApp Image 2019-01-14 at 02.04.04

WhatsApp Image 2019-01-14 at 02.04.02

WhatsApp Image 2019-01-14 at 02.04.06
 

Город Акаба

Настало время рассказать и о городе Акабе, главном морском порте Иордании. 

Акаба – пятый по населению город 9-миллионной Иордании. В нем живет около 150 тыс. человек. 

С одной стороны, город намного чище, чем посещенные мною города Туниса, Египта, Индии и Гамбии. С другой, несмотря на курортный статус, что-то не заладилось, и некоторые магазины и гостиницы темнеют пустыми витринами и окнами.

Весь город наполнен запахами разнообразных кальянов и кофе с кардамоном. Кстати, на рынке его можно купить по 5 динаров за килограмм. Я прихватил с собою в Москву килограммов пять. 

В городе очень много работающих детей. Впрочем, с учетом высокой рождаемости в Иордании, нельзя исключить, что их удельный вес ниже, чем у нас. 

В 12 веке крестоносцы построили в Акабе крепость. Но в 1170 году арабы отбили город у Крестоносцев. И больше город к крестоносцам уже не вернулся. 

В арабские и византийские времена здесь был важнейший по своему значению порт на Красном море. Именно захват этого порта Фейсалом бен-Хусейном при содействии Т.Лоуренса в августе 1917 года стал поворотным событием в арабо-османских боевых действиях: через Акабу арабы стали получать от англичан оружие и боеприпасы.

Длина береговой линии Иордании – всего лишь около 28 км. Часть побережья занимает порт Акаба, единственный порт Иордании. Очень много земель являются частными, что сдерживает развитие туризма. Для увеличения прибрежной линии власти Иордании планируют сделать искусственный залив, продлив Акабский залив вглубь территории Иордании. Однако стоимость проекта – полтора миллиарда долларов.

Интересно, что в 1960-е годы длина береговой линии Иордании была еще в 2 раза меньше. Однако Иордания и Саудовская Аравия произвели обмен территориями: Саудовская Аравия передала Иордании часть побережья, а Иордания – 5 тыс. пустынных километров на юго-востоке. Сейчас на этих землях добывают нефть.

Глубина Акабского залива – 1500 метров. Однако само Красное море еще глубже – 3000 метров. Все это не особенно ощущается на пляже, где мелководная полоса длится метров двадцать. 

Правда на публичном пляже есть другие проблемы. Во 1-х, он очень грязный. Даже не очень понятно: то ли это песок, вперемежку с шелухой от семечек, то ли шелуха от семечек вперемежку с песком. Во 2-х, в зоне, огороженной для купания, я дважды наступил на морского ежа. И особого удовольствия мне это, признаться, не доставило.

Интересной особенностью акабского пляжа является то, что на первой линии у пляжа вместо фешенебельных отелей находятся крошечные, размером по от 4 до 10 метров огороды, отделенные друг от друга небольшими земляными насыпями. Откуда они здесь, я так и не понял. 

Кстати, на пляже в Акабе находится самый высокий в Иордании флагшток. Его высота – 136 метров. Размер вывешенного на нем флага составляет 60 на 20 метров, а вес – 460 килограмм. 

Перед входом на пляж продаются стаканчики местных «семечек»: неизвестные мне варенные бобы и неприятная на мой европейский вкус недоваренная кукуруза.

Примерно за 4 динара можно доехать до пляжа под названием «Японский сад», где затоплены макеты танка и самолета моделей времен войны. Они поросли кораллами, выглядят таинственно и загадочно. Но я туда, увы, не попал. 

Особенностью 3-звездочного отеля «Мина», в котором мне выпала судьба жить 7 дней, является вкусная кухня и необычайно грязные ковры в коридоре. Возможно, в отелях с большим числом звезд, все – таки почище.

Что можно в Акабе купить и что привести

Акаба – город дорогой ресторанной еды и дешевых одежды и обуви. Акаба – не только туристический город, но и особая экономическая зона. Поэтому, как я понял, местный товар здесь стоит подороже, а иностранный – по дешевле.

Heq1CVuQQmc

Раз 5 сходив в маленький супермаркет в центре города, можно пересчитать деньги и решить, что Вы купили еще одну путевку в Иорданию. Даже местные фрукты в обычном супермаркете стоят так, как будто их вырастили в теплицах Антарктиды.

Однако стоило мне переместиться на рыночную часть города (а она находится напротив общественного пляжа), как цены меня приятно удивили. Благодарить за это можно китайцев, так как 80% товаров выпущено в КНР.

Кожаную куртку здесь можно купить за 8 динаров (это 12 долларов), кожаную обувь – от 15 динар, хорошие шлепанцы – от 2,5 динар.
В отличие от Египта, алкоголь в Иордании легкодоступен. Однако продается не в любом магазине, а только в специализированных. Но они расположены через квартал.

Специализированные магазины для продажи алкоголя продают алкоголь по весьма умеренной цене. Есть тут и местные напитки. Так, литр иорданской араки под названием «Аль-Бустан» (а этот напиток имеет неистребимый анисовый вкус и крепость в 52 градуса) местного производства стоит 8 динар (что составляет примерно 750 рублей). Арака из Сирии и Ливана стоит дороже.

По-видимому, иорданцы – любители высоких градусов в алкоголе. Самое легкое пиво имеет 5 оборотов, а самое крепкое – это пиво «Петра» - достигает 13 градусов. Хотя, кто его знает, может быть его как раз и делают по древним набатейским, если даже не про идумейским рецептам.

Самая дешевая еда продается – в государственном супермаркете «Карфур». В свой приход я оставил там 40 динар, купив подарки и еду. Так 100 грамм кофе, который прямо при мне перемололи в кардамоном (этот кофе и сейчас наполняет мой номер чудесным запахом) стоит 60 пиастр (примерно 55 руб.). Но вот набор из 10 красивых стальных ложек за один динар оказался «Мэйд ин Чайна». Когда же в Иордании появится что-нибудь «Мэйд ин Раша»?

Для дома можно купить ладан. Ладан, или смола ладанного дерева (оно называется - босвелия) из семейства бурзеровых. Дерево это растет только в 4 странах мира – Иордании, Йемене, Омане и Сомали. В древности ладан поставляли в основном из Омана, в настоящее время – из Сомали. В Иордании есть уникальная возможность купить ладан палестинский. Трудно сказать, какой ладан волхвы преподнесли в дар родившемуся Христу, но так как шли они из далека, и подарки свои приобрели, скорее всего, заранее, все-таки, наверное, это был ладан из Омана. Ладан не только используется при изготовлении церковных благовоний. Его запах обладают успокаивающим воздействием. А вот на слонов он действует иначе: в древности боевых слонов поили смесью вина и ладана, чтобы привести в ярость. Но, если у Вас в семье нет слонов, то рисковать Вам практически нечем. Килограмм ладана стоит 12. Кроме ладана продается также смирна (миро) – прозрачная ароматная смола, а также какие –то ароматные камни, происхождение и название которых я так и не понял. Но тем не менее, купил. О чем не пожалел, так как в качестве подарков они пошли «на ура».

Арабский платок шааль или в простонародье «арафатки» можно купить 2 штуки за 5 динаров.

Масло черного тмина стоит от 0,15 литра за 10 динар, если брать 4 бутылочки. Дороговато, но дешевле, чем в России. Правда, и масло здесь не местное, а пакистанское.

Твердые в металлической коробочке можно купить 10 штук за 12 динаров. Как оказалось, это самый хороший подарок.

Килограмм красного чая каркаде можно купить за 8 динаров, а кофе с кардамоном – за 5.

А себе на память я купил ручной работы кувшин, по видимому для алкоголя или крепкого кофе, с подносом и маленькими рюмочками. Вот как он выглядит на фотографии.


h-h6peZX2gQ

GRyG9k7mKTo

-5kGpsT1fzc

6U-XauX8akM

iiJyt8p6QYo

IcUilo4TXMY

N_41arfSGUw

mv8Ks8lOF0g

8. На термальных источниках.

В Иордании есть несколько разных термальных источников. Однако особенностью экскурсий на Мертвое Море, предоставляемых туроператорами, является то, что они ограничиваются ММ и рекой Иордан, и на горячие источники никого не возят. Хотя их экскурсии и дороже.

23lMkr4ljws

Горячие источники называются Хамамат Маин и упомянуты в Ветхом Завете. Источники являются лечебными, содержат серу и помогает заболеванием суставов. Вода выходит из-под земли, имея температуру 70-80 градусов, но в бассейн поступает уже охлажденной. Источник Хамамат Маин любил и ценил Ирод Великий, который часто посещал эти места и принимал горячие ванны. Затем здесь расслаблялись римляне, ценившие водные процедуры.

d0PouQo_WUU

Чтобы попасть на источники, по дороге на Мертвое Море мы сворачиваем налево, и вскоре оказываемся в извилистом ущелье, с узкой полоской богатой тропической растительности вдоль дороги. Километр, и мы оказываемся в небольшой долине, со всех сторон зажатых крутыми утесами, поросших садом. Через долину проходит ущелье, про дну которого течет горная речушка. В нее с высоты метров 60 и падает водопад с горячей водой. Над водопадом стоят клубы белого пара, а нам скале рядом с водопадом растет что-то зеленое и раскидистое. Кажется совершенно невероятным, что этот небольшой островок зелени со всех сторон зажат желто-коричневыми скалами с редкими пятнышками растительности. В небольшом ущелье стоит одинокий отель, который окружает роскошный сад.

Часть воды из водопада идет для наполнения термального бассейна, который существует при отеле. Кроме одинокого корпуса отеля, сада и бассейна, а также ущелья, промытого за тысячелетия горячими водами Маима, в маленькой долине больше ничего нет.

Однако мы оказались не такими крепкими, как царь Ирод, поэтому в наш бассейн вода поступала уже охлажденной с 70 градусов примерно до 40. Впрочем, и Ирод тоже не плавал в кипятке, так как горячие вода Маина смешиваются с холодными водами ручья, в который падает струя водопада. Водами бассейна и красотами каньона мы наслаждались час, после чего отправились на реку Иордан.

hXbywCKzbYM

9. На Мертвом море.

Дорога, бессчетное количество раз меняя свое направление, петляет по склонам невероятного размера котловины, внизу которой распласталось огромное продолговатое пятно серого цвета с округлыми краями. Это – Мертвое Море. Деревья и лужайки исчезают, сменяясь крошечными пучками травы на желтых отрогах крутых скал. Тем не менее, один раз мы встречаем отару овец, деловито поедающих эту зелень.

R3fJxAKbTrg

Мертвое Море – самая глубокая известная надводная впадина на Земле. Оно находится на 416 ниже уровня моря. На Мертвом море всегда жарко, а летом температура достигает 50 градусов тепла. Считается, что раньше на месте Мертвого Моря находились города Содом и Гоморра, разрушенные господним гневом за неправильную ориентацию. Длина Мертвого моря около 80 км, ширина – 17 км. Глубина Мертвого моря 399 метров, однако достоверно его дно и глубина не исследованы. Соленость воды ММ достигает 30-35 % (в Красном море концентрация соли составляет 5%).

Около ММ растут мандарина, апельсины и фрукт караменкина, который занимает промежуточное место между апельсином и мандарином и является кисло-сладким. С другой стороны Мертвого Моря белеют пятна древнейшего города мира, непрерывно населенного людьми, - города Иерихона, построенного … 10 тыс. лет назад.

Соль ММ надо смывать не позднее, чем через 25 минут; если пробыть в ММ больше нарушителя ждет сильное головокружение.

-gPGDGmxd28

Из-за снижения уровня воды посредине Мертвого Моря возник остров, который разделил ММ на 2 части. В одной из этих частей глубина – всего лишь 10 метров, а концентрация соли достигает 65%. Главной причиной обмеления ММ стала работа 4 израильских и 2 иорданских заводов по производству калия. Данные заводы качают воду ежесуточно.

Спускаемся к ММ по земле, которая еще лет 20 назад скрывалась под водой. На берегу – неровная белая короста: это соляные отложения. Издали они похожи нам лед. Куски соляного панциря лежат прямо под ногами. Я прихватил с собой пару таких кусков, однако усилиями бдительных таможенников они были у меня экспроприированы.

Войти в воду Мертвого Моря – дело не простое: соляной панцирь местами острый и изобилует перепадами. Однако я отправился к ММ без резиновых тапочек. Вода показалась мне совершенно обычной на вид. На вкус она горько-соленная. А вот наглотаться ее или допустить, чтобы она попала в глаза – дело небезопасное, так как она жжет и глаза и горло. Поэтому ложиться на воду надо плавно: если Вы потеряли равновесие, то восстановить его будет тяжело, поскольку вода в ММ более вязкая, чем в обычном море. Разумеется, я об этом забыл и здорово наглотался этой жгучей водицы.

R3fJxAKbTrg

Оригинал

Материалы по теме
Комментарии (0)
или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий, как зарегистрированный пользователь.

Последние новости