Новости, мнения, блоги
Выбрать регион
Республика Карелия
  1. post
  2. Республика Карелия

Шоу «Онежская маска» скорее удалось, я думала, будет хуже

Я сходила на «Онежскую маску». На нашу высшую театральную премию Карелии. На церемонию вручения. Было дело в огромном Музыкальном театре, народу битком. Но ведущий Петров ведущей Ильф в паузе тихонько прошептал: «Тебе не показалось, что где-то в зале ржет Ермолина?». «Да, вроде тоже услышала». Потом Георгий Николаев, он же Петров, рассказал мне об этом диалоге, а Виктория Фёдорова, она же Ильф в смешении образов стильной имажинистки и синего чулка, кстати, была хороша. Настоящая прима царствует и в мехах любовных героинь, и в сером пиджаке картавой нэпманши.

Я давно не хожу в петрозаводские театры. Только по очень редкому случаю. Только когда театр приезжий или режиссер не из наших. Во-первых, потому что на меня пообижались почти все артисты местных театров. Когда-то я была довольно часто публикуемым театральным критиком, разносила спектакли, а артисты путали критику с ненавистью к театру и выстраивали оборону, не давая театр в обиду. Даже тот же Николаев, в доисторическую эпоху, когда еще был Юрием, мог себе позволить фразу: «Слышь ты, писака, ты что там опять понаписывала». Так он защищал свой родной театр, видя только сегодняшний момент и зная только один давно известный способ обороны «Наших бьют».
Итог – о премьерах перестали писать. Анна Гриневич, театральный критик и очень хороший журналист, после премьеры говорит: «Нет, я об этом писать не буду. Они все обидятся, если я напишу». Мария Лукьянова, моя подруга и главный редактор Информагенства «Республика» говорит: «Я бы публиковала рецензии с удовольствием, но никто не пишет. Никто».

А я знаю, почему. Читай выше – не хотят ни с кем рассориться. Да, это наша провинциальная фишка – не обижать никого. Есть такой вроде критик Боря Гущин, зрелый бородач, завсегдатай театров, так он всех хвалит. Всех и все. Особенно молодых актрис. На фоне его зрелости любая актриса молода. И любая будет им хвалима. Комплиментарный стиль критики Гущина настолько перечислителен, что обесценился, как награда. Он в статьях просто перечисляет всех, кто работал над спектаклем и хвалит. Поэтому те, кто не видит разницы между профессиональной критикой и похвалой Гущина, радуются, когда Боря напишет. А кто понимает, тот познал жизнь.

Это так о ситуации в театре в целом для полноты картины. Ведь если нет профессиональной критики, нет критериев, а значит, плохие спектакли признаются хорошими, хорошие могут пройти незамеченными или слепиться в стройном хоре хвалителей вместе со всем тем проходным материалом, что гонят пять карельских театров. Нет критики, нет понимания что хорошо, что плохо. Итог: на премию номинированы плохие спектакли, пусть даже за проблески хорошей актерской игры. Я радуюсь за молодых артистов, когда они получают Маску, но я держу в уме, какой стремный театральный продукт это произведение, в котором молодое дарование бьется-бьется, чтобы своим свежим ветром разогнать старческий тухляк традиционности.

Но я, несмотря ни на что, очень рада, что «Онежская маска» вручается. Были годы, когда не было ни денег на нее, ни желающих тянуть эту добровольную лямку. Но, после того, как председателем Союза театральных деятелей Карелии стала Снежана Савельева, именно вокруг нее появился новый движ. Маска воскресла. И спасибо молодым артистам, что она есть. Исчезнет она, исчезнут все профессиональные стандарты, спектакли будут выпускаться в вакуум. Решать об их качестве будет публика, учителя и провинциальная интеллигенция, которая создает кружок фанатов местных театров, а ей нравится все. Она восхищается и кричит «Браво!». Она так воспитана. Потому что театры ставят классику и держат культурную планку. И очень скоро все это закончится очень провинциальным театром, сиянием нафталиновой пудры и угасанием новой мысли на сцене под реплики из Чехова и Островского.

По поводу вчерашней церемонии она была разыграна в стиле «Двенадцати стульев», сделана хорошо, со смешным сценарием, некоторыми остроумными вставками и уморительно смешными моментами про национальный колорит и стулья, сгоревшие в топках сельских клубов. Все действо было затянуто и местами сыро, начало вообще забуксовало, ибо Георгий Николаев почему-то почувствовал себя мхатовской старухой и с первых секунд на сцене стал демонстрировать публике этюд «мхатовская пауза» это сильно затормозило действо и разочаровало уже в самом начале. Но отличная хореография, классные танцевальные групповые номера, суровая театральная рука Савельевой сделали свое дело смотреть церемонию было не скучно. И те же Вика и Георгий блестяще импровизировали, если случались заминки со сценарием.

В итоге я ушла очень довольная премией. Уже по одной простой причине, что она существует, артисты считают ее престижной и радуются, как дети. Трогательный момент был, когда артистка театра кукол Карелии Любовь Бирюкова, обладатель, между прочим, высшей театральной премии страны «Золотой Маски», получив «Онежскую» за «Сад», сказала, что все в театре этой награды достойны и она бы поделилась с коллегами, но не будет. «На днях у меня родился внучок, эту премию я посвящаю ему».

Конечно, было несколько моментов, смущающих мой ум. Например, зачем называть многократно фамилию Анны Лесонен, предоставившей приз для очередной номинации, если Анна руководит городским управлением культуры, достаточно назвать управление. Ведь по сути это их работа управлять культурой и искать призы для театральных премий. Если госпожа Лесонен сама купила четыре приза на свои деньги для этой церемонии, то я очень рада благосостоянию Анны, если же она выделила призы от Управления культуры, то упоминать со сцены ее имя многократно было чисто назарбаевщиной, подхалимажем и странным явлением. Да, со сцены звучали и другие фамилии, но то были фамилии предпринимателей, которые к театру не имеют отношения, а просто взяли и от сердца оторвали родные предпринимательские деньги, чтобы помочь театру самонаградиться. Здесь же звучало нескромно и резало слух. Причем, когда объявили приз от Министерства культуры Карелии, почему фамилия Лесонен не прозвучала? Или мужская ее версия недостаточно хороша для этой церемонии? Для непосвященных поясню: в Карелии действует семейно-культурное предприятие «Лесонен и Ко». Министр культуры Карелии Алексей Лесонен. Начальник городской культуры Анна Лесонен.

Особое недоумение вызвал приз для обладателя театрального оскара за честь и достоинство  его заслуженно вручили несравненному королю сцены Пекке Григорьевичу Микшиеву, артисту Национального театра. Артисту 84 года, он все еще умопомрачительно улыбается и со всеми обнимается, но ходит с тростью и не со скоростью скандинавского ходока. Но ему вручили приз: поездку на остров Кижи на двоих. Конечно, для студента-туриста, приехавшего в Карелию на лето, это было бы бесценно, ибо на Кижи съездить дорого. Но Микшиев за 84 года наверняка бывал на острове не раз. Минкульт на этот приз явно не потратился, а просто позвонил директору музея-заповедника Елене Викторовне Богдановой и попросил выписать контрамарку на Микшиева. Бесплатно, удобно, отличное менеджерское решение. Я сама так часто делаю, раздавая на своих мероприятиях в Agriculture_club призы в виде абонементов, сертификатов, пригласительных. Но я всего лишь подпольный министр культуры, не претендующий на звучание своего волшебного имени в микрофон церемонии «Онежской маски». А вот за Микшиева обидно. Такая хорошая премия, такая заслуженная награда и такой обесцененный эквивалент. Тот случай, когда объект ЮНЕСКО не является достоинством.

Подведу итог: в этой заметке, не претендующей на театральный разбор, не ищите злого умысла, я люблю театр и артистов, в нем служащих. Награждение меня скорей порадовало, действо было четким, ярким, нескучным, с таким Бендером, которого мы заслужили. Но после церемонии я сказала сама себе и своим подругам, и своей дочери, которая тоже принимала участие в «Маске»
хоть и в фойе: «Я думала, будет хуже». Я настолько жду от карельского театра заведомо плохих спектаклей, что была приятно удивлена. Как шоу «Онежская маска» скорее удалась. После вечера артисты делали селфи и строили планы на Дом Актера, театральный движ продолжился, как в старые времена звездных спектаклей. Пока будут те, кто делает премию и расставляет номинации по списку, шевелит наш деревенский нафталин, театры не загнутся. И это, пожалуй, то, чем сердце театрального ворчуна на сегодня успокоится.

Итоги почитайте в статье на Республике, а ночное видео из Дома Актера говорит о том, что шоу должно продолжаться.

Оригинал

Комментарии (0)
или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий, как зарегистрированный пользователь.