Новости, мнения, блоги
Горизонтальная Россия

На мой взгляд, лозунг прошедшей акции в Екатеринбурге - «Это наш город!»

Утро 14 мая. Не до конца выспался, но встаю, дабы потом, мотая оставшиеся два месяца альтернативной службы на Полярном Урале, не жалеть о лишнем часе своего отпуска, который можно было провести куда интереснее, чем во сне. Я еще не знаю, что интересным обещает быть весь сегодняшний день.

Зайдя, по обыкновению, в соцсети, я, как говорится, проснулся окончательно, узнав о состоявшейся вчера очередной попытке екатеринбуржцев отстоять сквер у Театра драмы, которые местные власти и буржуи под эгидой РПЦ хотят уничтожить для постройки очередного храма. В этот раз протестная акция не ограничилась хороводом по территории предполагаемой стройки, а вылилась в настоящее противостояние, где по другую сторону баррикад оказалась группа «бойцов РМК», которые фактически нападали на участников мероприятия и пытались восстановить снесенные последними ограждения. И, как оказалось, я был совсем рядом с местом событий, о которых ничего не знал.

Сколько слежу за развитием событий вокруг предполагаемого строительства храма у Драмы, столько являюсь противником этой идеи как безумия для города со, скажем так, и без того не безупречной экологической обстановкой. Более того, я изначально видел в этой затее интересы определенных групп — представителей крупного бизнеса и власти, желающих купить лояльность верующей части населения, а также в конец отдалившейся от народа церковной верхушки, которой нужны не храмы с Богом (Который «в нерукотворённом храме живет»), а деньги. Всякий раз, просматривая посты в поддержку строительства храма на страницах своих братьев и сестер во Христе, тяжко вздыхал, все более чувствуя себя аутсайдером среди своих (хоть и давно уже не таких близких мне людей в плане мироощущения), но ни разу так и не возникало повода открыто выразить свою позицию. До сегодняшнего дня.

Узнав, что сегодня вечером в том же месте пройдет повторная акция в защиту сквера, я решил, что настало время окончательно провести четкую грань между черным и белым, Христом и маммоной. После недолгих раздумий перенес запланированную на сегодня же поездку в Челябинск и написал своим товарищам по РСД в Telegram: «Я с вами».

— Гия торопится, боится, что без него снесут сквер, — умилительно смеется, глядя на меня, с озадаченным видом вызывающего такси, моя коллега Настя, которой сегодня предстоит быть моей боевой камрадессой.

К счастью, пробок на городских дорогах нет, и, всего за полчаса доехав до места из юго-западной части нашей «маленькой Москвы», мы выходим под утесы небоскребов квартала Екатеринбург-сити и направляемся к скверу, что на берегу Исеть-реки. В толпе собравшихся на Октябрьской площади жителей уральской столицы виднеются красные флаги — там меня и ждут мои товарищи, некоторые из которых здесь уже второй раз за последние два дня.

Чуть позже подоспевают двое моих церковных друзей, которых я сразу же представляю стоящей рядом со мной Насте как «адекватных православных».

— Христос воскресе! Воистину воскресе! — обмениваемся мы с парнями пасхальным приветствием.
— Необычно, наверное, слышать такое здесь, — смеясь, замечает один из них.
— Ну а что, — говорю я, — пусть видят люди, что есть и здесь христиане…

Уже через час на мирном мероприятии появляются первые признаки противостояния — когда кордон ОМОНовцев расставляет по периметру территории сквера те самые ненавистные ограждения, предназначение которых — очертить территорию предполагаемого строительства. Однако уже натренированный накануне народ мгновенно атакует эти баррикады, встречая, естественным образом, жесткое сопротивление стражей порядка. При этом со стороны протестующих звучат лозунги: «Позор! Позор!». И каждое поверженное ограждение встречает ликование толпы. Раз — и вот, одна железная баррикада порвана. Два — демонтирована еще одна… И вскоре — «no more barricades». Поистине прекрасное зрелище.

И вот, когда в мутные воды Исети сброшены все порванные и растоптанные разгневанной толпой железные решетки, их роль переходит к самим ОМОНовцам, которые, взявшись за руки, ограждают собой территорию. Попытка физического устранения такой баррикады грозит неминуемыми последствиями, поэтому все, что остается протестующим, — кричать в каменные лица стражей порядка: «Пропустите!», «Это наш город!», «Мы здесь власть!».

Вдохновленный протестной атмосферой, скандирую эти лозунги и направляюсь вместе с толпой в сторону кордона, но то и дело оказываюсь останавливаемым Настей.

— Стой! — каждый раз говорит мне она, хватая за руку, в момент, когда лишний шаг вперёд может оказаться опасным. — «Прилетит» еще…

Когда около 23-х часов я уходил с Октябрьской площади, там ещё продолжалось противостояние. Лёгкое сожаление о невозможности задержаться ещё хотя бы на час сочеталось у меня с чувством небывалой гордости. Еще долго не выходил из головы ключевой, на мой взгляд, лозунг прошедшей акции: «Это наш город!». И здесь содержится главный ответ на вопрос, почему я не мог не быть сегодня на Октябрьской площади вместе с теми, кто также, как я, любит Екатеринбург и считает важным доказать это делом. Поистине, в условиях капитализма, когда ни в нашей стране, ни в нашем городе нам не принадлежит в сущности ничего, только в подобных ситуациях мы имеем возможность хоть ненадолго почувствовать себя хозяевами в своем доме, что для нас, людей левых убеждений, может быть также стимулом для того, чтобы когда-нибудь вернуть себе свое, и не только в масштабах отдельно взятого города…

Оригинал

Комментарии (1)
или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий, как зарегистрированный пользователь.
Хотят
17 май 09:41

Общественный котяк, хомосапиенсы...