Новости, мнения, блоги
Горизонтальная Россия

Дистанционное голосование

Дистанционное голосование и доверие к результатам выборов

«Николай Булаев отметил, что профессиональное отношение региональных избиркомов, в частности, Московской городской избирательной комиссии, поддержка представителей органов исполнительной власти города Москвы и содействие проведению цифровых экспериментов (голосование на цифровых участках и дистанционное электронное голосование) позволяет утверждать, что к единому дню голосования будут выработаны механизмы, вызывающие доверие избирателей и уважение к проделанному труду».
Пресс-служба ЦИК РФ


Член ЦИК Антон Лопатин проиграл мне бутылку коньяка.

23 января 2017 года я, как новоиспеченный руководитель Экспертно-консультационной группы (ЭКГ) при Председателе ЦИК РФ сделал доклад о том, что вполне реально отказаться от открепительных удостоверений и предоставить возможность избирателям, находящимся далеко от своего места жительства, голосовать по своему «родному» избирательному округу, но в ТИК по месту нахождения. Мы исходили из того, что все наши ТИКи имеют доступ к ГАС «Выборы» и для любых выборов можно, используя Регистр избирателей, сделать базу данных избирателей, имеющих активное избирательное право на этих выборах. Элла Александровна горячо поддержала нашу идею, предложив расширить и углубить его до УИКов. Расширяли и углубляли ее под руководством Николая Ивановича Булаева, чем он очень гордится; подозреваю, что отсюда родился «мобильный избиратель», а теперь дело дошло и до настоящего дистанционного голосования. А вот Антон Игоревич Лопатин, заведующий в ЦИКе автоматизацией выборов, был настроен скептически и поспорил со мной, что наши идеи будут претворены в жизнь только тогда, когда все УИКи будут оснащены компьютерами с Интернетом.

Инициатива по голосованию в своем избирательном округе, удаленно от места жительства была первой инициативой ЭКГ. Но совсем не последней, и я всегда подчеркивал, что отсутствие автоматизации совсем не главная проблема наших выборов. И доверие к выборам не определяется уровнем автоматизации голосования, как раз наоборот: недоверие к новациям на выборах коренится в других изъянах наших выборов. Конечно, сцены с избиением наблюдателей и со вбросами членами комиссий бюллетеней не повышают авторитет выборов, но даже это не главное. А главное то, что, как и в советские времена, политическим участником и организатором выборов является действующая администрация со всеми вытекающими отсюда последствиями, а выборы при этом превращаются в самовоспроизводство власти.

Я — сторонник внедрения автоматизации в избирательный процесс. Но при нынешнем уровне доверия граждан к институту выборов делать это надо, предварительно расширяя до консенсусного максимума уровень общественного контроля за работой технических средств. И не автоматизировать выборы, пока консенсус не достигнут.

Нынешнее ускоренное внедрение дистанционного голосования вызвало серьезные волнения в экспертных кругах, как среди IT-специалистов, так и у юристов.
С одной стороны, как это принято у чиновников, подобные достижения широко рекламируются как их неустанный труд на благо Отечества. С другой стороны, сражения по проблемам дистанционного голосования отвлекают от более крупных проблем российских выборов. Об этом хорошо написал Алексей Власов (https://blohokuy.livejournal.com/9067.html#t5483) в статье «Электронное голосование» - ловля электоральных блох и развод на электоральный блокчейн». На моей памяти — это не первый такой случай в истории наших выборов: когда-то все внимание было отвлечено на «ловлю блох» в КОИБах.

Внедряемое дистанционное голосование действительно вызывает опасения. С моей точки зрения, главными опасностями является расширение возможностей принуждения (в различных формах, включая подкуп) к голосованию и даже голосование за других лиц, а также невозможность проверки правильности подсчета поданных голосов. Последний недостаток можно было бы преодолеть, публикуя программное обеспечение дистанционного голосования, но скрытность наших организаторов выборов не дает это сделать (напомню, что они даже отказались от ранее объявленной возможности расшифровки QR-кодов, недавно внедренных на протоколах об итогах голосования).

При этом надо понимать, что на стадии эксперимента никаких фальсификаций не будет, также, как их долгое время не было при внедрении КОИБ. Фальсификаторов интересует лишь массовое использование технических средств.

Настороженность по отношению к техническому прогрессу на выборах вызывают не только потенциальные баги в программном обеспечении, о которых говорят IT-специалисты. Юридическая сторона порождает не меньше вопросов.

Два принятых федеральных закона содержат вполне неконкретные юридические нормы. Федеральный закон «О проведении эксперимента по голосованию на цифровых избирательных участках, образованных в городе федерального значения Москве, на дополнительных выборах депутатов Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации седьмого созыва и выборах высших должностных лиц субъектов Российской Федерации (руководителей высших исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации), проводимых 8 сентября 2019 год» устанавливает, что порядок дистанционного голосования определяет ЦИК РФ, а Федеральный закон «О проведении эксперимента по организации и осуществлению дистанционного электронного голосования на выборах депутатов Московской городской Думы седьмого созыва» возлагает определение порядка голосования на Московскую городскую Думу. Московский же закон отсылает еще дальше — к порядку, установленному Московской городской избирательной комиссией.

А избирательные комиссии, на которые возложена обязанность написать нечто конкретное о том, как будет проходить такое голосование, наверняка не посчитают себя вправе вообще затронуть те главные проблемы, о которых я написал выше. Хотя слов об открытости и гласности будет в их нормативных документах достаточно.

Отметим еще и тот факт, что уже принятые законы содержат положения, подвергшиеся критике. Например, из них неясно, может ли голосующий дистанционно избиратель выразить свою волю недействительным бюллетенем (как это может сделать избиратель, голосующий бумажным бюллетенем). А в случае с «московским экспериментом» непонятно по какой причине избиратели некоторых избирательных округов оказываются в условиях, отличных от избирателей других округов.

На выборах 8 сентября этого года мы будем экспериментировать, а организаторы выборов будут получать награды за внедрение новых технологий. Как бы это не оказалось единственным результатом эксперимента.

Оригинал

Комментарии (0)
или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий, как зарегистрированный пользователь.