Новости, мнения, блоги
Выбрать регион
Мурманская область
  1. post
  2. Мурманская область
Мурманская область

Что может изменить решение ЕСПЧ по делу «Корнеева против России»?

Александр Передрук

Что может изменить решение ЕСПЧ по делу «Корнеева против России»?

В сегодняшнем постановление по делу «Корнеева (Korneyeva) против России» (no. 72051/17) Европейский Суд по правам человека помимо необходимости принятия мер индивидуального характера (то есть выплаты компенсации заявительнице) обратил внимание на то, что в его производстве находится более ста жалоб, в которых поднимаются аналогичные вопросы, связанные с запретом на повторное предание суду или наказание, что в свою очередь свидетельствует о системной проблеме.

Суд указал, что Российской Федерации совместно с Комитетом министров Совета Европы необходимо рассмотреть вопрос о том, какие меры могут быть подходящими для содействия быстрому и эффективному пресечению сбоев в национальной системе защиты прав человека, например, путем дальнейшего уточнения сферы применения принципа ne bis in idem в делах об административных правонарушениях в порядке, совместимом с подходом Суда.

ЕСПЧ также обратил внимание на то, что по делам мирных демонстрантов, окончательно решенным на национальном уровне до июня 2018 года, государство должно надлежащим образом использовать имеющиеся правовые средства, которые могли бы привести к признанию незаконным постановлений, согласно которым граждане были осуждены по ч.1 ст.19.3 КоАП РФ, что привело к возникновению проблемы ne bis in idem.

Какие сценарии мы можем ожидать?

1. Уточнения сферы применения принципа ne bis in idem на законодательном уровне или в разъяснении Пленума Верховного Суда России.

2. Централизованная работа органов прокуратуры по принесению протестов по делам об административных правонарушениях, предусмотренных ч.1 ст.19.3 КоАП, рассмотрение которых состоялось до июня 2018 г.

3. Игнорирование позиции Европейского Суда по правам человека.

Однако в связи с этим нужно разграничить две категории заявителей: те, кто в качестве наказания по ст.19.3 КоАП РФ получил административный штраф и те, кто получили административный арест. Как видно из текста решения ЕСПЧ, в первом случае есть вероятность признания достаточными действий властей по отмене судебных актов по 19.3 КоАП РФ и возврату суммы уплаченных штрафов. Во втором случае же будет необходимо выплачивать компенсации – одной лишь отменой решений ограничиться нельзя.

***

Ниже вольный перевод релеватных параграфов постановления Суда:

67. В соответствии со статьей 46 Конвенции Договаривающиеся Стороны обязались выполнять окончательные решения суда по делам, участниками которых они выступают, при этом надзор за их исполнением осуществляется Комитетом министров. Из этого следует, в частности, что решение, в котором суд признает нарушение Конвенции или протоколов к ней, налагает на государство-ответчика юридическое обязательство не только выплатить соответствующим лицам суммы, присужденные в качестве справедливой компенсации в соответствии со статьей 41 Конвенции, но и выбрать, под надзором Комитета министров Совета Европы, общие и/или, при необходимости, индивидуальные меры, которые оно считает целесообразными включить в национальное законодательство для того, чтобы положить конец выявленному Судом нарушению и устранить, насколько это возможно, его последствия. В первую очередь государство должно выбрать, под контролем Комитета министров, те средства, которые будут использоваться в соответствии с его национальным законодательством для выполнения этого обязательства. Однако в целях оказания помощи государству-ответчику в решении этой задачи Суд может попытаться указать тип индивидуальных и/или общих мер, которые могут быть приняты для того, чтобы положить конец ситуации, наличие которой установил Суд (Navalnyy v. Russia [GC], nos. 29580/12 and 4 others, § 182, 15 November 2018).

68. Что касается пункта 1 статьи 4 Протокола № 7 к Конвенции, то Cуд отмечает, что в его производстве находится более ста жалоб, в которых поднимаются аналогичные вопросы, главным образом в идентичном правовом контексте или в связи с другими частями статей 19.3 и 20.2 КоАП или других статей КоАП.

69. В настоящем деле суд установил нарушения, в частности, пункта 1 статьи 4 Протокола № 7 к Конвенции в связи с дублированием судебного преследования в рамках двух групп производств, предусмотренных частью 5 статьи 20.2 и частью 1 статьи 19.3 КоАП. В этой связи Суд отмечает, что в отличие от других процессуальных кодексов Российской Федерации в КоАП не содержится конкретного положения, устанавливающего основания и порядок пересмотра соответствующих судебных решений (возобновления соответствующего производства) в связи с установлением Европейским Судом по правам человека факта нарушения Конвенции или протоколов к ней (Bukreyev v. Russia [Committee], no. 60646/13, §§ 38-39, 1 October 2019). У Суда нет ничего, что могло бы подтвердить, с необходимой степенью уверенности, что процедура, предусмотренная статьей 30.12 КоАП, обычно применяемая для пересмотра окончательных судебных решений, вынесенных в соответствии с этим Кодексом, может служить этой цели для такого «повторного открытия» или «повторного рассмотрения» по смыслу статьи 46 Конвенции, если об этом просит заявитель. Таким образом, Суд не удовлетворен в настоящем деле наличием четких оснований и процедур, а также последовательной и установившейся практикой их применения для любого такого «повторного открытия» или «повторного рассмотрения» в соответствии с КоАП.

70. Тем не менее, представляется, что подход Пленума Верховного Суда России в июне 2018 года о преследовании, ограниченном частью 5 статьи 20.2 КоАП, применим к делам, окончательно решенным до июня 2018 года. Отмечается, что в данном случае, например, на региональном уровне, а затем и в Верховном Суде России (при необходимости) не проводилось никакого пересмотра по статье 30.12 КоАП с учетом подхода Пленума Верховного Суда России, для того, чтобы одно из обвинительных постановлений было отменено и любые сохраняющиеся последствия соответствующего преследования и наказания также были устранены (например, путем возмещения уже уплаченного штрафа и/или путем другого адекватного возмещения, в частности в отношении других видов уже отбытых наказаний) (Sergey Zolotukhin v. Russia [GC], no. 14939/03, § 83, ECHR 2009).

71. При этом, что касается дел, окончательно решенных на национальном уровне до июня 2018 года, как и в настоящем случае, Правительство должно надлежащим образом использовать имеющиеся правовые средства, которые могли бы привести к вышеупомянутому результату, а именно в тех случаях, когда осуждение в соответствии с частью 1 статьи 19.3 КоАП привело к возникновению проблемы ne bis in idem.

72. В более общем плане государству-ответчику совместно с Комитетом министров Совета Европы остается рассмотреть вопрос о том, какие меры могут быть подходящими для содействия быстрому и эффективному пресечению сбоев в национальной системе защиты прав человека, например, путем дальнейшего уточнения сферы применения принципа ne bis in idem в делах об административных правонарушениях в порядке, совместимом с подходом Суда, изложенном в параграфах 59, 62 и 63 [настоящего дела], и обеспечения его практического применения в рамках применимых национальных средств правовой защиты.

Оригинал

Материалы по теме
Комментарии (0)
или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий, как зарегистрированный пользователь.

Последние новости