Новости, мнения, блоги
Выбрать регион
Пензенская область
Пензенская область

«Главная находка в экспедиции — это ты сам». Как пензенские поисковики ищут своих земляков по всей России

За 12 лет работы пензенцы нашли останки около 750 бойцов, но опознать удается только каждого десятого

На майские праздники пензенские поисковики отправились в экспедицию в Орловскую область, чтобы найти своих земляков, погибших там в годы Великой Отечественной войны. Это их 29-я по счету экспедиция. Всего за 12 лет они обнаружили останки 750 бойцов — не только пензенцев. О том, почему поисковики выбирают раскопки вместо майских шашлыков — в материале корреспондента «7х7».

Лопаты вместо шампуров

Рабочий понедельник перед майскими праздниками члены орловской экспедиции проводят, не отрывая взгляда от стрелок часов: они ждут автобуса, чтобы погрузить вещи и отправиться за 800 километров от Пензы.

В окрестностях деревни Дурнево на границе Колпнянского и Ливенского районов Орловской области их уже ждут поисковики из местного отряда «Подвиг», которые разбили лагерь перед совместными раскопками.

— У «боевых» регионов [где велись военные действия], конечно, есть преимущество перед «тыловыми»: у них чуть снег сходит, уже есть возможность пойти, поработать, поискать. У нас такой возможности нет. Поэтому всегда очень ждешь этих экспедиций, живешь этой мыслью на протяжении года, — рассказала «7x7» председатель регионального отделения «Поисковое движение России» в Пензенской области, руководитель поискового отряда «Поиск-Вездеход» Лариса Казакова.

Лариса Казакова

Идея организовать совместную экспедицию у поисковиков появилась после того, как власти Орловской и Пензенской областей договорились о сотрудничестве. По архивным данным, в Орловской области в годы войны сражались около девяти тысяч пензенцев. Примерно половина из них не вернулась домой.

Члены экспедиции разбили поисковый лагерь на местах боев 148-й стрелковой дивизии, которая формировалась в Саратове. В нее призывались в том числе солдаты из Пензенской области.

— География нашего поиска будет в радиусе пяти километров от лагеря. По данным архивов Минобороны, в этих местах захоронены около 60 человек. Но где именно, никто не знает. Где-то там они [бойцы] есть, а дальше — как повезет. Но вообще, у нас ни одной экспедиции пока не было, чтоб не нашли земляков, — рассказал «7x7» перед отправкой автобуса командир поискового отряда «Комбат», член совета регионального отделения «Поисковое движение России» в Пензенской области Вадим Матюшин.

«Самая большая удача — медальон»

Поисковым экспедициям предшествует долгая и монотонная архивная работа, которая иногда длится годами. К поездке в Орловскую область пензенцы готовились больше полугода.

 
 
 

— Подготовка как таковая никогда не прекращается. Возвращаешься из одной экспедиции — начинаешь готовиться к следующей. Так что едем всегда предварительно подготовленные. Понимаем, что первая экспедиция — все равно разведывательная, но всегда надеемся на установленные имена. Самой большой удачей будет, конечно, медальон, — рассказала Лариса Казакова о предстоящей экспедиции.

Установить личность бойца со 100% точностью могут только три вещи: медальон, именная вещь или номерная награда.

— Большинство бойцов захоронено в братских могилах. Если есть хотя бы минимальное перемешивание — например, фаланги пальцев одна на другой, — мы никогда не берем на себя ответственность разделить захоронения, — пояснил Вадим Матюшин.

Вадим Матюшин

За 12 лет работы пензенские поисковики обнаружили останки около 750 бойцов. Идентифицировать удалось лишь каждого десятого. 15 опознанных солдат оказались жителями Пензенской области, останки восьми из них поисковики привезли хоронить родственникам на родину.

 

В экспедицию в Орловскую область из Пензы отправились десять опытных поисковиков, которые не в первый раз предпочли майским праздникам лопаты и металлоискатели.

— Мы это делаем потому, что мы это делаем. Если бы об этом никто не говорил, мы бы все равно это делали. Каждый знает, зачем он едет, — сказала Лариса Казакова.

«До сих пор помню первого бойца»

Для Сергея Мельникова, поисковика с шестилетним стажем, вопрос о том, ехать на раскопки или отдыхать, давно не стоит:

— Ты без этого уже потом и не можешь. Если вошел в это, других вариантов нет. Отпуск на море или за границей — что там делать? Я все прекрасно в интернете посмотрю, все достопримечательности.

За все время, которое Мельников провел в экспедициях, удалось найти около 300 бойцов. Все они, по его словам, — «общие».

— У нас же нет такого «сколько ты нашел». Если нашел ты, то это значит только то, что твой сосед пошел метром левее и перекрыл другой квадрат. Проблема в другом: опознать бойцов очень сложно. В Беларуси за раз подняли 121 человека, из которых 115 — братское захоронение, — поясняет поисковик.

Сергей Мельников

На вопрос о том, что запомнилось за время экспедиций больше всего, Сергей отвечает без раздумий:

— Первый боец: до сих пор помню этот момент. Это был неопознанный солдат. Чаще всего мы находим кости, но все зависит от грунта. В Новгороде, например, достали 18 человек, но была глинистая почва. В какой-то момент понимаешь, что, возможно, не грунт держишь, а перегнившие останки…

Во время раскопок поисковики находят не только тела погибших солдат, но также оружие и предметы быта. Их потом выставляют на передвижных школьных выставках и в пензенском молодежном центре «Юность».

Сергей специализируется на взрывоопасных предметах — оценивает, насколько безопасно брать находку в руки. Этим навыкам он учился сам: по справочникам, которые есть в штабе поисковиков, он изучает не только оружие, патроны и гильзы, но даже солдатские пряжки, пуговицы и способы их крепления. Иногда поисковики находят практически готовые боеприпасы: бери и стреляй.

— Все находки проходят обязательную деактивацию [разоружение], иначе — статья [222 УК РФ («Незаконный оборот оружия и боеприпасов»)]. За любой патрон, даже если он 70 лет пролежал, — рассказывает Сергей Мельников.

 

Самой редкой находкой он считает ствол ППШ — пистолет-пулемет Шпагина. «Оружие победы», по словам Сергея, — это не ППШ, а «трехлинейки» (винтовки Мосина), которые они находят десятками.

«Не каждому интересно перебирать останки»

Другой член орловской экспедиции — командир поискового отряда «Комбат» Вадим Матюшин — заинтересовался поисковой работой еще в студенческие годы. С тех пор он побывал в 25 экспедициях. За его плечами Белоруссия, Крым, Новгородская, Тверская, Тульская области, Новороссийск.

— Сейчас вопрос, как провести майские, для меня не стоит. Всегда есть те, кто «отваливается» — значит, просто не его. Это физически тяжело — переходы могут быть по 40 километров в день, болота, грязища несусветная. Летние вахты — это невыносимая жарища, скалы и нет тени. И, конечно, это морально тяжело: за день перебирать десятки останков воинов — если они вообще найдены — не каждому это близко и интересно.

 
 
 

Его первой экспедицией была поездка в Белоруссию, на место боев 61-й стрелковой дивизии, которая состояла из пензенцев. Бойцы приняли удар на себя: именно тогда немецкое командование отдало первый приказ об отступлении.

— Смотришь на места боев: вокруг солдата везде, куда лопату ни воткни, металл. На квадратный метр — 30–40 осколков. Как выживали в этом пекле, непонятно. Поэтому самая главная находка в экспедиции — это находка самого себя. Ты переоцениваешь абсолютно все, что было с тобой до этого, и многие вещи, которые казались важными, становятся с высоты того, что ты прошел и посмотрел, не такими уж важными, — делится Вадим Матюшин.

Но эмоции, по его словам, могут быть разные:

— Патологоанатомы же работают. Привыкаешь, как к другой работе. Но, конечно, и у нас есть какая-то профессиональная деформация, потому что иногда до мистики доходит. Один из товарищей как-то просыпается раз и говорит: «Сегодня найдем два с половиной медальона». Вернулись к ночи с раскопок, вспомнили, и точно: нашли два советских медальона и половину немецкого жетона.

Орловская экспедиция 30 апреля — 5 мая: итоги

Из шестидневной экспедиции пензенские поисковики вернулись 6 мая. Как рассказала Лариса Казакова, за эти дни они нашли останки 36 бойцов и установили 28 имен, из которых двое оказались пензенцами — это уроженцы Тамалинского и Пачелмского районов.

— Захоронение поднятых бойцов пройдет в деревне Фашня Ливенского района 22 июня. Очень бы хотелось побывать там снова и проститься с солдатами. На мой взгляд, в период работы у нас сложился рабочий тандем с орловским отрядом «Подвиг», который и позволил добиться результата, — пояснила она.

За время экспедиции поисковики нашли только один медальон «ладанка» старого образца, и тот — пустой. Но зато нашли знак «Гвардия», который повысит шансы установить личности бойцов Обычно это делается путем сопоставления военных и географических карт, немецкой аэрофотосъемки и привязки к базам данных Минобороны.

— Сколько мы ни поднимали останки 13-й армии, ни одной личной вещи найти не могли. Я не знаю, с чем это может быть связано: с дисциплиной или с моральным духом солдат, что они не подписывались. Без пензяков мы бы не справились, потому что [у них] есть тот опыт, кропотливость в работе, подъеме эксгумации, которые мы еще не смогли натренировать. Но зато мы тоже показываем, на какой глубине [более двух метров — воронка от реактивного снаряда] и как можно поднимать солдат, — подвел итоги работы командир орловского поискового отряда «Подвиг» Вячеслав Леонов.

Сколько стоит экспедиция

В этом году пензенские поисковики собираются еще в три экспедиции — снова в Орловскую область, а также в Карелию и Белоруссию. По словам Ларисы Казаковой, так бывает нечасто, и главная причина — дорогой транспорт: нанять автобус до места раскопок и обратно стоит около 150 тыс. руб.

— Если сложить все наши транспортные расходы за все полевые поисковые сезоны, то мы могли бы уже свой автобус купить. Это правда очень затратно, — признается Казакова. Обычно правительство Пензенской области финансирует только ежегодную экспедицию поисковиков в Белоруссию — в этом году она будет девятой по счету. Весенние поездки проходят за счет грантов и спонсорских средств. Но в этом году транспорт для майской экспедиции в Орловскую область тоже оплатили областные чиновники.

 
 
 

Основным источником финансирования для поисковиков остаются гранты. В 2019 году пензенские поисковики выиграли грант Росмолодежи в размере 545 тыс. руб. «От истоков Суры до могилы героя». На эти деньги они проведут в июне школу молодого поисковика: те, кто себя проявит, поедут вместе со взрослыми в карельскую экспедицию.

На базе поискового отделения в Пензе работает «Школа поисковика»: это многолетняя цепочка воспитания ребят от начинающего до полноценного члена отряда. До 14 лет школьников не берут на вахты, они работают только в архивах. На вахты подростки начинают ездить с 14 лет. Поскольку проводить эксгумацию разрешено только с 18 лет, дети проводят разведку на местности, работают в отвалах и с металлоискателями.

На выигранные деньги пензенцы не только организуют экспедиции, но и издают книги, снимают видеофильмы и закупают поисковое оборудование.

— Все необходимое оборудование — металлоискатели, навигаторы, палатки, лопаты — у нас есть. Только приходи и копай, — говорит Вадим Матюшин.

«У сельсоветов нет денег на гробы»

К останкам бойцов, которые находят пензенские поисковики, в России и за границей относятся по-разному.

— Находишь немецкого солдата в Беларуси — и в течение четырех часов за ним прилетают из Минска в любую часть страны. «Народный союз Германии» забирает и хоронит со всеми почестями там или увозит на родину. Быстро и оперативно. У нас же боец лежит в сельсовете, пока про него не вспомнят к 9 мая… «У нас нет денег на гробы», — бывает, и такие глупости говорят, — отмечает Вадим Матюшин.

К празднованию 9 мая у поисковиков свое отношение:

— День Победы и Бессмертный полк — это, конечно, красиво, здорово, молодцы. Но когда видишь, что наши солдаты в воронках и болотах валяются, хочется задать вопрос: а чем раньше занимались? Государство в том числе? Понятно, поднимали экономику. Но сейчас люди в органах власти немножко забывают, зачем они там поставлены, когда речь идет о помощи ветеранам. Их остались единицы, и при возникновении проблем чиновники должны бросить все свои дела и заняться ими [ветеранами], — считает Вадим Матюшин.

— Мы не ходим [на массовые мероприятия 9 мая]. У нас несколько иная миссия, она более глобальная: мы занимаемся увековечиванием памяти. Но не у всех же есть такая возможность [ездить в экспедиции]. К нам приходят люди с просьбой помочь установить имя и судьбу их родственников, место захоронения, найти фотографию, чтобы пройтись в Бессмертном полку. В этом мы помогаем. Я считаю, молодцы, что это делают, правильно, — поделилась Лариса Казакова.


Первый поисковый отряд «Поиск-вездеход» появился в Пензенской области в 2007 году. Его возглавила Лариса Казакова, которая сейчас руководит региональным отделением «Поискового движения России» и водит экспедиции.

В отделение входят поисковые отряды «Поиск-вездеход», «Комбат», «Сапсан», «Крепость», «Авиапоиск», «Сапсан», «Азимут 58», «Память и долг», «Боевое братство», поисковые отряды судебных приставов, страховщиков и энергетиков. Региональные отделения «Поискового движения России» работают в 82 регионах.

В пензенское отделение входит около 200 поисковиков из Пензы и районов — Каменки и Саловки. На слетах поисковых отрядов Приволжского федерального округа в 2017-м пензенцы заняли первое место, в 2018 году — второе место.

Екатерина Герасимова, «7х7»

Материалы по теме
Комментарии (1)
или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий, как зарегистрированный пользователь.
Владимир!
13 июл 13:32

Молодцы ребята!!! Нужное и благое дело делают!!! СПАСИБО ВАМ ЗА ВАШИ ТРУДЫ!!! Что возвращаете не вернувшихся солдат с войны!!!!

Последние новости