Новости, мнения, блоги
Выбрать регион
Пензенская область

«Это фиаско, братан». В Пензе допросили первого свидетеля и бывшего фигуранта по делу «Сети»* Егора Зорина

Что он рассказал об организации сообщества — в репортаже «7x7»

В Пензенском областном суде 27 мая состоялось шестое заседание по делу о создании террористического сообщества «Сеть»*. Стороны допросили первого свидетели обвинения — Егора Зорина. Это один из бывших фигурантов дела, который написал явку с повинной и из обвиняемого стал свидетелем. Что он рассказал — в репортаже «7х7» из зала суда.

 

Кто такой Егор Зорин

Егор Зорин — пензенский студент, которого сотрудники управления ФСБ по Пензенской области задержали 17 октября 2017 года. Он стал первым из 11 задержанных по делу «Сети»*. Помимо организации террористического сообщества, его подозревали в хранении наркотиков.

После задержания он провел в СИЗО два месяца, после чего его перевели под под подписку о невыезде. По версии родственников обвиняемых, именно Егор Зорин дал сотрудникам ФСБ признательные показания, которые стали основанием для возбуждения уголовного дела и арестов подозреваемых по делу «Сети»*. В сентябре 2018 года уголовное преследование Егора Зорина по делу о создании террористического сообщества было прекращено. По статье 228 УК РФ о наркотиках 22 ноября 2018 года Железнодорожный райсуд Пензы приговорил его к 3 годам условно.

Московский окружной военный суд 15 мая допрашивал Зорина как свидетеля по «питерскому» делу. На допросе он сказал, что знает о существовании сообщества «Сеть»*, был на съезде ее ячеек в феврале 2017 года в Петербурге и знаком с участниками организации. До этого он о "Сети"* не знал. На съезд Зорина, по его словам, пригласил одногруппник Илья Шакурский, с которым они вместе учились в Пензенском государственном университете. После «петербургского съезда» Зорин, по его словам, перестал участвовать в деятельности сообщества, «уклонялся от тренировок» и не интересовался жизнью бывших товарищей.

На допросе 15 мая Зорин заявил, что цель сообщества состояла в том, чтобы не дать правоохранителям подавить народные волнения. Участники ячеек «Сети»* готовились к защите мирного населения в случае конфликта с государством.

Допрос Егора Зорина в зале Пензенского областного суда 27 мая длился с перерывами около восьми часов.

Что нового сказал Зорин

Зорин сказал суду, что знает всех обвиняемых, кроме Максима Кулькова. Он познакомился с Шакурским в 2014 году, когда они были студентами и учились в одной группе. Позже он познакомился с Василием Куксовым. Втроем они — Зорин, Шакурский и Куксов — якобы составляли группировку «Восход». В 2016 году Илья Шакурский предложил ему ходить на рукопашный бой, а летом Зорин предложил Шакурскому и Куксову сходить «сходить в поход, отдохнуть». В следующем походе Шакурский предложил не просто отдыхать, но и тренироваться.

— В этих походах велись разговоры, что в нашей стране немножко напряженная ситуация, власть не очень хорошо относится к населению. Говорилось, что, возможно, в дальнейшем будут народные волнения и оппозиционные митинги. И что было бы неплохо быть к ним готовым. На тот момент я разделял часть этих взглядов, что существует… какая-то несправедливость… Что власти относятся неподобающе к населению. Поэтому я согласился ходить на тренировки, — сказал Зорин.

С лета 2016 года и до марта 2017 года — в то время, когда Зорин ходил на тренировки и разделял убеждения Шакурского и других анархистов — по его словам, состоялось 9-10 походов. Роли в ячейке «Восход» распределялись так: Шакурский («Игорь») был разведчиком, Зорин («Гриша») — тактиком, Куксов — связистом. Никакого конкретного преступления, по словам свидетеля, они втроем не готовили.

Зимой 2017 года «Восход» познакомился с другой группировкой «Сети»* под названием «5.11». Их члены провели совместную тренировку. На ней участники из «5.11» были в масках, поэтому Зорин не видел их лица. Но он узнал участников тренировки на съезде ячеек «Сети»*, который состоялся в Петербурге в феврале 2017 года, — «по голосу и по комплекции».

Тренировки в Пензе, по словам свидетеля, проходили в арбековском лесу [находится в Пензе], [в районе города] Ахунах, на базе лагеря «Карасик» и в заброшенных корпусах завода «Биосинтез». На них, кроме фигурантов дела, были друг Шакурского Даниил, его бывшая девушка Виктория Фролова и двое молодых людей из Рязани.

На тренировках, по его словам, отрабатывались навыки стрельбы, но настоящего оружия не было, только макеты.

— Предполагалось, что во время народных волнений мы будем отстаивать свои интересы с оружием в руках, — объяснил Зорин.

В феврале 2017 года Шакурский предложил ему поехать на «съезд» ячеек организации «Сеть»* в Петербурге. Перед этим он и другие фигуранты заполнили опросники о том, какой они видят дальнейшую деятельность сообщества. На съезде в Петербурге, по словам свидетеля, присутствовало около десяти человек из разных регионов, там обсуждались ответы из опросника. Из фигурантов дела Зорин помнит, что на «съезде» были Шакурский, Пчелинцев, Чернов и Иванкин, а также «питерские» подсудимые Филинков и Бояршинов. До конца «съезда» Зорин не оставался, никаких документов и решений не принимал:

— Мы с Шакурским вернулись раньше, нам надо было на учебу. Приехав домой, я начал понимать, что это [тренировки с последующей поддержкой народных волнений] может быть очень страшно. Что это очень серьезно и может произойти на самом деле. И я перестал ходить на эти тренировки.

Вопросы о военной подготовке

Адвокаты пытались поймать Зорина на нестыковках и спрашивали о том, что такое «тактика», «анархизм», «суверенитет», «коммуна», просили объяснить разницу между понятиями «конспирация» и «шифрование», «изложение информации» и «обучение навыкам».

 — Я больше не учил, а делился знаниями, которые сам узнал. На тренировках я сам приобретал навыки боевых действий — штурм здания, изготовление «коктейля Молотова», отработка боевых приемов с помощью карабинов, — пояснял свидетель.

На вопросы адвокатов о том, какие рации Шакурский раздал ему и Куксову, Зорин ответить не смог. Он признался, что «плоховато разбирается в этом», не знает, какой диапазон частот ловили эти рации и как их можно было настроить. На вопрос адвоката Александра Федулова, в чем заключается штурм здания и чем он отличается от захвата, Зорин пояснил, что во время отработки навыков по штурму здания ему нужно было кинуть «коктейль Молотова», выстрелить несколько раз по стенам, ворваться с криками и пройти по комнатам с оружием.

— Вы сломали мое представление о штурме. А, как тактик, вы должны бы это знать, — сказал адвокат Федулов.

Зорин не смог объяснить адвокатам разницу между видами гранат, моделями автомата АК-47 и АК-74, аптечкой и медицинскими пакетами, не смог рассказать о содержимом патронов, последовательности и пропорциях их заполнения порохом и дробью.

— Так какие боевые навыки в итоге вы получили на этих тренировках? — спросил Зорина адвокат Иванкина Константин Карташов.

— Попробовал выстрелить.… Попасть не получилось, патроны были некачественными, — ответил Егор Зорин.

Адвокаты подсудимых

Адвокаты задавали вопросы о поездке Зорина в Петербург на «съезд» ячеек сообщества «Сеть»*. Свидетель сказал, что плохо знает город и не помнит, где проходил съезд, но признался, что несколько раз отлучался по своим делам и ездил покупать наркотики. 

Адвокату Федулову показалось «очень странным», что с февраля 2017 года у Зорина больше полугода были при себе наркотики, но нашли их, только когда его задержали по делу «Сети»* 17 октября 2017 года.

Больше всего вопросов Зорину адвокаты и обвинитель задали о целях и задачах сообщества «Сеть»*. Свидетель повторил свои показания, которые давал на допросе по «питерскому» делу. Цель сообщества якобы состояла в том, чтобы поддержать народные волнения и защитить мирное население в случае конфликта с правоохранителями. Такая цель, как свержение власти и конституционного строя, по словам Зорина, в сообществе не ставилась. Но участники обсуждали, что власть могут заменить коммунны.

— Были разные сценарии — например, говорилось, что волнения могут быть во время выборов. Но какой день и час, не говорилось, — сказал свидетель и объяснил, что в мирные митинги участники сообщества включаться не собирались.

— Тогда непонятно, что вы собирались поддерживать. Я, слава богу, что-то не припомню ни одного «расстрельного» митинга у нас в России, — прокомментировал показания Зорина адвокат Федулов.

«Ответил как смог»

Последней из адвокатов Зорина опрашивала Оксана Маркеева, которая включилась в процесс в этот же день, 27 мая. Она призналась, что еще плохо ориентируется в материалах дела, но успела составить впечатление о показаниях Зорина. Маркеева задала свидетелю один вопрос: почему в его показаниях так много неточностей и предположений?

— Мне, как человеку, еще не до конца погруженному в материалы дела, со стороны видно. Сплошные формулировки «я предполагаю», «я не уверен», «я не помню», «возможно» и «может быть», — обратилась к суду Оксана Маркеева.

Ее поддержали другие адвокаты. Зорин в ходе допроса тоже признавался, что из-за сроков давности событий помнит далеко не все:

— У меня не стопроцентная память. Одно помню, другое — нет.

— Одно вы помните — то, что выгодно обвинению. Другое — нет, — заявил защитник Шакурского Анатолий Вахтеров.

— Не надо влиять на суд, — напомнил Вахтерову судья Юрий Клубков.

О том, кто задерживал Зорина 17 октября 2017 года, в какое здание его привезли и на чье имя он писал явку с повинной, он не помнит.

— Странно. Как это, свидетель говорит, что [следователя Валерия] Токарева в момент задержания не видел и потом его не идентифицировал. А лица, которые были в масках на тренировках на «съезде» в Петербурге., сразу узнал? — спросила Зорина адвокат Марина Лукидис, но судья снял ее вопрос.

— Что вы от него хотите? Ответил как смог, — резюмировал судья Юрий Клубков.

Вопросы Сагынбаева и Шакурского 

После того, как Зорина допросил гособвинитель и адвокаты, ему задали вопросы подсудимые. Пчелинцев и Сагынбаев при допросе обращались к свидетелю подчеркнуто официально — по имени и отчеству. Шакурский начал с официальных обращений, а позже с согласия свидетеля стал обращаться к Зорину на ты.

По просьбе своего адвоката Олега Зайцева Дмитрий Пчелинцев первым прокомментировал показания Зорина о «петербургском» съезде:

— Я-то, может, там [в Петербурге] и находился, а вот Егор Дмитриевич [Зорин] нет... Егор Дмитриевич хорошо выучил показания и просто ретранслирует позицию [следователя].

По словам Пчелинцева, Зорин попытался связать в одно мероприятие февральский семинар по консенсусу, на котором он был, и мартовскую «вписку» [совместную бесплатную ночевку в квартире с Иванкиным, Черновым, Шакурским и Пчелинцевым], когда они ездили в Петербург «просто потусоваться».

— Там был и киноклуб, и танцы, и воркшоп по вязанию цветков на ногу… Может, знаете такой? — обратился Пчелинцев к суду и гособвинителю.

Арман Сагынбаев (в голубой рубашке), Дмитрий Пчелинцев (в серой футболке)

Илья Шакурский спросил Зорина про тренировки, анархическую литературу и поездку в Петербург. Из беседы стало ясно, что Зорин и Шакурский дружили и путешествовали вместе до «питерского съезда», о котором говорится в обвинении.

Сагынбаев спросил Зорина о его роли тактика, обеспечении боеприпасами и совместных тренировках в Пензе. На вопрос Сагынбаева о том, что такое информационная безопасность, которая фигурирует в письменных показаниях Зорина, свидетель ответить не смог. Фрагмент последней части диалога Сагынбаева с Зориным:

— Верно ли утверждение, что вы никогда не занимались страйкболом?

— Да, не занимался.

— Верно ли утверждение, что вы занимались тренировками?

— Да.

— Верно ли утверждение, что вы занимались тренировками в составе террористической организации?

— Да. В составе группы «Восход» и с другими группировками.

— Это фиаско, братан. Благодарю, у меня больше нет вопросов.

Судебные слушания по делу «Сети»* в Пензе продолжатся 28 мая в 11:00. На заседании планируется закончить допрос Егора Зорина и допросить других свидетелей обвинения.


Судебные заседания по делу «Сети»* начались в Пензе 14 мая, на первом из них огласили обвинительное заключение, фигуранты не признали свою вину.

По словам арестованных, ранее они дали признательные показания под пытками. Часть из них впервые обнародовали 15 января 2019 года на открытом заседании в Пензенском областном суде.  

Адвокаты раскритиковали работу следствия, но Приволжский окружной военный суд 16 мая отказался вернуть дело «Сети»* в прокуратуру для пересмотра. Подсудимые Дмитрий Пчелинцев и Илья Шакурский на том же заседании тоже высказались против предъявленного обвинения. Пчелинцев также первым из подсудимых дал показания по существу.

Одновременно с этим в Петербурге проходит процесс по так называемому «питерскому» делу, где судят еще двух фигурантов дела «Сеть»* ― Виктора Филинкова и Юлия Бояршинова. Суд в Пензе отказался объединять оба дела в одно.

*Сеть — террористическая организация, запрещенная в России

Екатерина Герасимова, фото атвора, «7х7»

Комментарии (0)
или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий, как зарегистрированный пользователь.

Последние новости