Новости, мнения, блоги
Выбрать регион
Кировская область
  1. article
  2. Кировская область
Кировская область

«Коррупция в научной среде зашкаливает». Основатель «Диссернета» профессор Андрей Ростовцев о доверии в научно-образовательной среде

Как фальшивые диссертации влияют на продолжительность жизни в России

На кировском баркемпе основатель вольного сетевого сообщества «Диссернет», доктор физико-математических наук, профессор Андрей Ростовцев рассказал о том, насколько коррумпирована система высшего образования в России. Интернет-журнал «7x7» представляет расшифровку его лекции.

 

«Инструмент репутации в России не работает»

 — Наука — это непросто знание. В основном наука строится на доверии в научной среде. Это понятно особенно сейчас, когда наука усложнилась. Часто невозможно перепроверить какие-то результаты, особенно результаты сложных и дорогостоящих экспериментов, соответственно, приходится доверять, иначе прогресс науки просто тормозится. Вместе с большой степенью доверия приходят в эту сферу мошенники, жулики, которые изображают из себя ученых. И с этим всему научному сообществу приходится бороться. Для этого изобретены всяческие измерители репутации. Репутация — тоже ключевое слово, когда мы говорим о доверии. Если у ученого хорошая репутация, ему верят больше, плохая — его почти никто не слушает.

Эти инструменты помогают в борьбе с какими-то отдельными индивидуумами, которые начинают выпускать научные работы, которые не соответствуют действительности. В общем, это обман, такое тоже бывает.

Эти инструменты очень хорошо действуют в тех странах, где есть сдерживающие факторы, которые не дают развиться вот этому обману, жульничеству от отдельных индивидуумов через коррупционные цепочки ко всему обществу.

«Российская наука потерпела поражение со всех сторон»

— К сожалению, в нашей стране такие индивидуальные рецепты почти не работают. Приходится что-то такое изобретать. Вот сообщество «Диссернет» — ответ на то, что в нашей среде, в научной, образовательной, коррупция зашкаливает, как и везде. Поэтому инструменты должны быть другие, чем в европейских странах. С другой стороны, это уникальный социологический опыт — посмотреть, как формируются вот эти коррупционные научные сообщества, как люди в этой среде обмана пытаются найти свой путь в науке. Это уникально, таких стран, возможно, немного. Мы посмотрим на примеры, как это происходит у нас.

Это график количества научных журналов [в разные периоды времени]. Вы видите, что до середины 90-х годов количество научных журналов в стране было постоянно на уровне 700–900 штук. В середине 90-х количество научных журналов резко скакнуло. Их сейчас их насчитывается около шести тысяч. В 90-е из страны стали уезжать ученые. Это то время, когда российская наука потерпела поражение со всех сторон. Есть противоречие: вроде как ученые уезжают, а количество научных работ растет. Это, скорее всего, говорит о низком качестве научной продукции, которую стали выпускать с середины 90-х годов.

 

Мы в сообществе «Диссернет» измеряем всякие характеристики этого процесса с помощью исследования научных работ. Мы начали с диссертаций, потом перешли на научные журналы, научные книги. Вот пример: машина раскрашивает табличку. Каждая клеточка этой таблички — это страница в диссертации. Кликаешь на эту страничку, раскрывается источник, списанный текст подкрашивается. По сути эта диссертация была защищена заменой титульного листа. То есть он взял чужую работу, заменил титульный лист, поставил на нем свое имя и защитил диссертацию. И это довольно частый случай. Вот, например, совершенно анекдотический случай: это диссертация бывшего губернатора Тульской области товарища Груздева. Перед тем,как стать губернатором, он был очень успешным бизнесменом. Он владел сетью «Седьмой континент», у него были яхты, пароходы, газеты какие-то. Это был самый богатый чиновник в России. Казалось бы, тут противоречие — самый богатый чиновник ясно, что не сам списывал, у него есть секретари, есть референты, которые помогали ему. И они купили ему самую дешевую диссертацию на этом рынке.

«Липовая диссертация многое говорит о человеке»

— На этом примере мы говорим, что мы тестируем не только науку и образование, а вообще чем человек живет. Этот тест говорит о том, что этого чиновника его секретари обвели вокруг пальца. Через какое-то время все выяснилось, ему пришлось перед местными газетами какие-то глупости говорить, он краснел, убегал от журналистов. Это говорит о том, что он плохо разбирается в тех людях, с которыми работает. Если ему завтра принесут проект моста через реку, то этот проект будет такого же качества, как и диссертация его. И он этот проект одобрит, а мост либо не будет построен, либо рухнет.

Другой пример, когда не списывают полностью диссертацию, а списывают основной текст, меняя в нем слова. В частности, диссертация товарища Игоря Игошина, депутата Госдумы многих созывов. Он заменил шоколад в чужой диссертации, которая была защищена на много лет раньше, на мясо. И везде он поменял черный шоколад на отечественное мясо, белый шоколад - на импортное мясо, а шоколад с орешками — на мясо на кости. Но при этом все таблицы, стоимости, вся логистика остались от шоколада. Читать это очень смешно.

Вот ректор университета в Якутске. Она защитила диссертацию по педагогике, взяв чужую диссертацию из Калининграда. Она заменила Калининградскую область на республику Саха. Собственно говоря, это докторская диссертация ректора.

«Концентрация жуликов удивительная»

— Фальшивые диссертации ректоров — это катастрофа. Мы проверяем диссертации за последние 15 лет. То есть среди ректоров, которые защитились за это время, очень много откровенных мошенников. 311 ректоров получили диплом докторов наук за последние 15 лет, из них более 20% — полностью списанные диссертации. 20% — это очень много. Эффективность работы «Диссернета» — это тоже примерно 20%. Каждую купленную диссертацию мы видим по масштабному плагиату, остальные 80% мы просто не видим, потому что они просто написаны более качественно. Там слова очень сильно переставлены, либо написана какая-то белиберда, сказка «Колобок» например, но от себя. Из этого следует вывод, что почти все эти 311 ректоров заказали и купили когда-то диссертацию, чтобы получить ученую степень и занять пост ректора. Почему это важно для них? Потому что пост ректора позволяет неплохо жить.

 

Зарплаты ректоров в десятки раз больше, чем зарплаты от профессорско-преподавательского состава. У ректоров много свобод — у них почти развязаны руки. Стать ректором довольно интересно. Часто мы видим такую траекторию, когда чиновник, работая в администрации губернского города, заказывает себе диссертацию. Он понимает, что чиновничья карьера не вечна. Когда поменяется губернатор, он может потерять свой пост. Самое лакомое для них — занять пост ректора в этом регионе.

И это, к сожалению, находится в общем тренде, который сейчас существует в России. Он предполагает, что образование — это такой продукт, как вы в магазине покупаете. Если это так, то тогда во главе всех продавцов должен стоять хороший менеджер, который понимает что-то в торговле. Там ученые совершенно ни к чему, они всю эту образовательную деятельность разрушат.

Но, к сожалению, в уставах университетов еще сохранились требования к позициям ректора — обладать ученой степенью кандидата или доктора наук. Сейчас это требование во многих местах вымарывается из уставов. Естественно, если они все там менеджеры, то пусть будут диссертации, далекие от науки.

Среди 66 ректоров с липовыми диссертациями 22 — это московские вузы. Концентрация жуликов удивительная.

«Наука ушла из медицины в России»

Вот еще один пример, почему это опасно. Это две медицинские диссертации. Там тоже контекстная замена. Диссертация одна — по одной болезни такой-то, эту болезнь поменяли на другую, лекарства тоже поменяли, но дозировки, приемы и клинические испытания остались те же самые в тексте. Авторы этих диссертаций — заведующий дерматологическим отделением и врач-дерматолог детского отделения в Саратове.

Вот вы приходите на прием к таким людям, и с вас берут неслабые деньги за такие консультации. Можете себе представить, какого типа консультации вы получите?

Часто в медицинской среде я задаю один и тот же вопрос. У нас средняя продолжительность жизни на 14–15 лет меньше, чем в развитых странах. Часть этого гэпа [разницы] обусловлена фальсификациям в медицинской среде. Наука ушла из медицины в России. Они превратились в таких ремесленников. Медицинские диссертации — это какой-то ужас.

Для чего это делается? Сколько стоит консультация? Консультация терапевта стоит 600 рублей, консультация терапевта кандидата медицинских наук — 1500, доктора наук — 2000 рублей. Эти деньги, которые они тратят на покупку фальшивых диссертаций, выдавая себя за фальшивых ученых, они быстро «отбивают». А вы получаете фальшивые рекомендации для лечения, и ничего хорошего из этого не происходит. А продолжительность жизни падает.

«Фантомные диссертации»

— Еще есть фантомные диссертации. Это когда человек показывает диплом кандидата или доктора наук, а его диссертации нигде нет. Это тоже очень распространено в России. Еще лет 10 назад Минобрнауки торговал государственными дипломами. Многие серии дипломов официально признаны фальшивыми. Если вы видите эту серию, значит, диплом был куплен в переходе. Именно так попалась депутат московской гордумы Ильичёва. Эта дама — директор крупной московской школы. В прошлый цикл выборов в Думу на своих листовках для избирателей она писала, что она — кандидат педагогических наук. Когда стали проверять, оказалось, что нет никаких диссертаций, а номер диплома входит в серию тех номеров, которые были проданы людям с улицы. Это установил суд. Был суд буквально за три дня до выборов. Он установил, что у нее фальшивый диплом. Что произошло дальше? Стали писать всяким властям, которые работают в направлении школьного образования. Как же так? Крупная школа московская, а директор — жулик, выдает себя непонятно за кого. В московском департаменте образования ответили: «Ну и что? Ведь у нее же в должностном расписании нигде не сказано, что она не должна воровать дипломы». Ну, формально правильно. Так вот и она живет до сих пор, она до сих пор депутат. Сидит в депутатском кресле рядом с ректором Высшей школы экономики Ярославом Кузьминовым, он тоже депутат. Как они там общаются — ну уж не знаю. Мы сделали это прозрачным, чтобы люди знали, за кого они голосуют.

 

Если бы такое было в Европе, ее бы выгнали и никуда не взяли. Она бы никаким директором больше бы не была. Карьера бы закончилась. У нас система коррупционная встроена в систему государственную. Это такой стержень. Такие случаи просто покрываются на самом верху. С таким же дипломом бывший мэр Новосибирска.

«Нормальная наука уже не может существовать»

— Это мы говорили про каких-то индивидуумов. Теперь я говорю, что у нас система встроена в такую общегосударственную. Это значит, что индивидуумы группируются. И сейчас мы посмотрим, как они это делают.

Мы обратили внимание, что один депутат Государственной думы списал у другого. Странно, они вроде в разных партиях состоят. Потом выяснили, что у них один и тот же научный руководитель. Значит, это он продал им один и тот же текст. Оказалось, что он продал его не только этим двум депутатам, а еще восьми. Это мы называем «кустовым» методом работы.

Вот этот товарищ в серединке, Аванесов, по-моему, он уже умер. Он специализировался на диссертациях всяких там военных чиновников, эфэсбэшников. И это не единственная такая научная школа.

Есть профессор Стерликов, который до сих пор является профессором одного из московских университетов. Он перепродал 24 текста диссертаций разным людям. Кого-то из них уже лишили степени, между прочим, но не всех.

Поэтому мы переходим от индивидуумов к кластерам. Это когда вокруг одного торговца диссертациями образуется диссертационный совет внутри одного университета, который голосует всегда за. Социологи, которые изучают коррупционные сообщества, говорят, что эти сообщества очень замкнутые. Они не любят распространяться наружу. Мы это видим на этой картинке. Это два московских кластера фальшивых диссертаций по экономике.

Каждая точка — это фальшивая диссертация. За ней стоит человек, который получил эту фальшивую ученую степень. И между ними почти нет связи. Одни и те же тексты циркулируют внутри одного кластера. Это хорошо для нас, потому что это не гигантская сеть, которая окутала всю страну, мы можем локализовать такой кластер и скальпельным способом вырезать его, минимально затронув жизненно важные ткани.

Как растут эти кластеры? Вначале есть научный руководитель, который организует эту «научную школу». Он начинает «отоваривать» своих учеников таким «товаром». Такая школа есть в Ростове. Это профессор Купаль, тоже экономика. В 2003 году ей удалось «отоварить» около десяти человек.

В чем прелесть всего этого? Сеть становится настолько плотной, что нормальная наука уже не может существовать. Нормального ученого будут из этого места выживать. Им наука не нужна — им нужна торговля. Образование они восприняли как эквивалент товара. Какой товар самый выгодный? Продавайте дипломы.

Вот милиционеры защищаются, школа МВД. С силовиками тоже просто беда.

"Люди, которые покупают себе ученые звания, имеют пониженный барьер к преступлениям"

— Мы лишили степени уже несколько сотен людей. Процесс лишения происходит через комиссию, в которой все куплено. Мы представляем им анализ, где видно, что в диссертации все списано постранично. Все 35 человек (профессора и доктора наук) говорят, что они не видят, что списано.

Было аналогичное заседание в Рязани в академии ФСИН. Они тоже пишут диссертации, по педагогике в основном. Они все сидят с пунцовыми лицами. Явно эти люди любят после защиты диссертации ходить на банкеты, все они в погонах - это все профессора, доктора своих ФСИНовских наук. Мы спрашиваем: «Как же так?» Десять лет назад была защищена диссертация по наркоторговле на Северном Кавказе. А вот диссертация, которая была защищена совсем недавно у вас здесь. Она о проституции в Северно-Западном округе. Все 70 цифр одинаковы. То есть проститутки были на героин заменены, а цифры все остались. Мы громким голосом зачитываем результаты. Встает большой профессор и говорит: «Ну вы же математики. Вы понимаете, что существует нулевая вероятность». В итоге мы быстро посчитали, что время для того, чтобы нулевая вероятность сработала, превышает возраст Вселенной. Но это не убедило их. Лишать степени своего товарища они отказались, мы его лишили уже в Москве, в ВАКе.

 

Вы помните ситуацию с Боингом, которую изображали на Первом канале? Товарищ очередную версию катастрофы изображал. Вот самолет летит над полями, все это снято не в это время было. Все это оказалось фотошопом, выяснилось это через 15 минут. Это первый вице-президент союза инженеров Андриевский. Диссертации нет, но есть автореферат, который просто полностью списан.

Мы не ставим целью найти плагиат масштабный. Для нас это тест, такая лакмусовая бумажка. Такие люди, которые покупают себе ученые звания, обычно у них пониженный барьер к подлогу, к фальсификациям в любых сферах жизни. И это проявляется практически железно. Вот, как говорят, кто шляпку спер — тот и старушку прикончил.

Вот лауреат премии успешных людей Питера, президент благотворительного фонда. Мы знаем, что этот человек выдает себя не за того, кем он является. Он просит у нас денег. Он говорит, что помогает детям. Мы показываем списанную диссертацию и говорим, что не стоит нести деньги в этот фонд, этому человеку не надо доверять деньги свои.

«В каких-то науках экспертное сообщество полностью поражено»

— В основном обладатели липовых диссертаций — это педагоги. Чиновники — не самая большая доля в этих людях, которые списали. В основном это профессорско-преподавательский состав в университетах. В каких дисциплинах? В первую очередь - экономика (35%), во вторую — педагогика, в третью — право. Здесь мы видим самую прямую связь. Что у нас в стране? С экономикой все плохо, образование практически разрушено, ну а про право и сказать нечего.

Научное сообщество — это экспертное сообщество. Если оно поражено настолько, что экспертов выживают жулики, если сообщество дошло до такой степени, что оно не способно сопротивляться, то мы и дальше будем иметь проблемы с экономикой, с высшим образованием и судебной системой. Все это очень связанные вещи. Не доверяйте.

В каких-то науках экспертное сообщество полностью поражено, а в каких-то все-таки еще сохранилось (физика, математика, химия). Если количество жуликов не так велико и экспертное сообществ сильно, то они действительно выдают хороший научный продукт. А в социальных науках, экономике они не дают в мировую копилку знаний ничего.

Вот здесь представлен рейтинг стран по среднему количеству цитирований в научных журналах. И мы видим, что на 148-м месте стоит Россия. То есть цитирование очень низкое, то есть Нигерия и то обогнала нас чуть-чуть. Россия выделяется огромным количеством документов научных, которые загружены в международную базу данных. Мы туда сплавляем всяческий мусор, просто грузовиками вывозим каждый год. И этот мусор никому не нужен, но почему-то там все равно присутствует.

Научные статьи тоже списывают, списывают на всех уровнях. Здесь пример из Тамбовского государственного университета. Им в 2009 году из Саратова прислали на рецензию автореферат. Они написали рецензию, а потом подумали, что добро пропадает, и в 2010 году этот доцент решил часть этого автореферата превратить в научную статью под своим именем. В соавторы он взял зампрокрурора Тамбовской области. Прошла пара лет, и они подумали, что добро-то опять пропадает. И этот же доцент взял еще себе в соавторы ректора. И это все один и тот же текст. И потом в 2014, в 2015 годах снова повторил это, но там уже мелкие соавторы. И эти работы были опубликованы в «Вестнике» Тамбовского университета, который входит в список научных журналов. И им не стыдно.

«Это выгодный бизнес»

Это дает им возможность получать государственные гранты, сейчас во многих университетах за публикацию в лицензированных научных журналах добавляют серьезные деньги к контракту преподавателя. Часто они превосходят зарплату во много раз, то есть это сотни тысяч рублей.

Вот недавно в одном московском университете профессор Медведев опубликовал в индийском научном журнале 150 статей. И в одном номере он 100 статей опубликовал. Понятно, что он их просто покупал. В этих журналах просто можно купить себе место. Он стал единственным, кто попал в престижную базу данных через эти статьи. И университет вознаградил его 20 миллионами рублей за год. Это примерно в 7 раз превысило его затраты на покупку этих статей. Это выгодный бизнес.
 

Денис Стрелков, «7х7»

Материалы по теме
Комментарии (1)
или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий, как зарегистрированный пользователь.
Дмитрий
30 сен 20:13

Вот что о плагиате и псевдоученых говорит кандидат психологических наук.
Очень интересная статья
http://zlochiny.com/k2/am/item/426-analiz-disertacii-neveeva-kun-yiriya-abramova.html

Последние новости