Новости, мнения, блоги
Выбрать регион
Ярославская область
  1. article
  2. Ярославская область
Ярославская область

«Доверие горожан приходится завоевывать». Культуролог из Ярославля Александра Макарова — о том, как изменить репутацию территории

Интервью «7х7»

Некоммерческая организация LIFTproject уже на протяжении шести лет меняет общественное восприятие исторического микрорайона Красный Перекоп в Ярославле. Имевшая когда-то репутацию неблагополучной и депрессивной, территория становится центром притяжения активных и креативных горожан. Координатор проектов LIFT Александра Макарова на ярославском баркемпе (пройдет 27–28 июля) расскажет, как «стать имиджмейкером микрорайона». Перед своим выступлением она дала интервью «7x7».

«Это потребность городов, которые требуют переосмысления промышленно-индустриального наследия»

— Саша, на баркемпе ты планируешь рассказать, как менять репутацию территории при помощи социокультурных инструментов. Что это за инструменты?

— В нашем понимании это прежде всего различного рода инициативы, которые связаны с культурой. Например, один из наших партнерских проектов «Человек красит место» — это проект, который с помощью довольно простого механизма — краски — меняет облик района. Каждый летний сезон во дворах и на улицах появляются стрит-арт росписи. Созданные в ходе проекта работы опираются на исторический контекст, факты и персоналии, связанные с историей данной территории. Сейчас мы знакомим горожан и гостей города с историей предприятия при помощи экскурсии по маршруту «Человек красит место» и аудиоспектакля «Радио Фабрика», который проходит на территории действующего производства. По сути, только при помощи современного искусства у человека появляется возможность попасть на территорию предприятия, в нашем случае — одной из старейших текстильных фабрик в России. Мы используем различные механизмы, которые при помощи культуры и искусства позволяют человеку познакомиться с территорией, почувствовать связь и взаимодействие с местом, где ты живешь и работаешь.

— Что такое Textil и где он находится?

— Наша организация уже на протяжении шести лет работает на территории Красноперекопского района Ярославля. Внутри этого района существует исторический район, в котором выстраивалась мануфактура более 300 лет назад. Это был город внутри города, который имел собственную инфраструктуру, самостоятельную от Ярославля: собственная больница, училище, школа, ясли, почта, конюшня, пожарное депо. Фабричное производство жило отдельной жизнью. Наша команда стремится менять репутацию этой территории, которая, к сожалению, в 90-е годы стала депрессивной и не отзывалась у остальных жителей города. Культурный центр TEXTIL находится на бывшем хлопковом складе Ярославской Большой мануфакутуры, наследницей которой в XX веке стала фабрика Красный Перекоп. Дело в том, что склады выстраивались отдаленно от производства, так как хлопок — легковоспламеняемый материал. В одном из этих хлопковых складов в 2013 году мы запустили работу культурного центра. Не открыли, а именно запустили — мы не перерезали ленточек, а предложили горожанам вместе создавать пространство, которое может быть полезным и нужным городу. Это не постоянно действующий центр, так как на данный момент в нем существует ограниченная инфраструктура, и это выявленный памятник культурного наследия. Несмотря на это, мы стараемся работать регулярно. Открываем ворота для горожан раз в месяц и приглашаем их на мероприятия, программы которых формируются при участии местных сообществ и активистов.

 

— Textil считается одним из самых успешных проектов в регионах. Чего стоило команде создать и реализовать этот проект?

— Мне кажется, что условия, в которых находится наша организация, типична для многих российских городов. Города нуждаются в переосмыслении промышленно-индустриального наследия, производств, которые находится в упадке или уже закрыты. Территории нуждаются в изменениях, местные жители зачастую опускают руки в этой ситуации. Наша миссия и задача — показать перспективы, раскрыть потенциал территории. Конечно, это не происходит мгновенно. Долгосрочные изменения возможны только при постоянной и регулярной работе. Помимо запуска культурного центра, в 2017 году мы начали работу над проектом «Музей Фабрика». На территории действующей фабрики открывается второй музей. Уже существующий корпоративный музей, который открыт был в советское время, устарел, но все еще представляет интерес для общественности. Наш музейный проект посвящен не только истории фабрики, но еще и всему фабричному району, предпринимательству, труду. Это довольно сложный процесс. Непрерывный диалог с фабрикой. Но главное во всем этом — несмотря на все трудности, продолжать бить в одну точку, работать регулярно и системно.

«Наше место — не самое модное в городе»

— Идет ли городская власть вам навстречу?

— Без поддержки власти и бизнеса мы как НКО не можем быть уверенными в том, что это долгосрочная история. Сейчас мы сотрудничаем с департаментом туризма Ярославской области, поддержавшим аудиоспектакль «Радио Фабрика». Проект является перспективным и встраивается в текущую повестку региона, который стремится развивать промышленный туризм. Мы в фокусе внимания. Но изначально проект получил возможность на существование благодаря поддержке фонда Владимира Потанина, он стал победителем в номинации «Музейный старт» конкурса «Меняющийся музей в меняющемся мире». Сейчас мы продолжаем работу над проектом благодаря поддержке еще одного частного фонда — КАФ. Что касается государственной поддержки, то мы как НКО долгое время получали муниципальные субсидии, также сотрудничали с Ярославским государственным университетом [ЯрГУ им. П. Г. Демидова]. Но в целом — это, конечно, история о том, как некоммерческая организация делает невозможное. Коллеги из других регионов, например, очень удивляются тому, как на протяжении такого продолжительного времени одна организация может модерировать и координировать развитие целого района, при этом оставаясь независимой.

— А сам район был готов к таким преобразованиям? Горожане заинтересованы в вашем деле?

— Доверие горожан приходится завоевывать. В этом историческом, но спальном районе, приходилось начинать с простых вещей. Приглашать людей собраться вместе на одной площади, провести выходной и пообедать, например. Популярным форматом стал блошиный рынок, когда люди приносят свои старые вещи, и это становится поводом коммуникации. Люди делятся историями своей семьи, семейных реликвий, вещей их жизни. Доверие завоевывалось регулярной работой, и сейчас мы ощущаем огромную поддержку местного сообщества. Когда мы запустили музейную экспозицию, когда анонсировали «Радио Фабрику». Билеты скупались за час после анонса. Работая на аудиторию годами, мы получили доверие, и сейчас предлагаем более сложные форматы участия. Вместе проектируем будущее для этой территории. Предлагаем стать активными участниками изменений.

 

Сейчас мы сделали большой фокус на взаимодействие с местными, с бывшими работниками фабрики. С людьми, которые после сокращений оказались брошенными фабрикой-кормилицей. Они на протяжении тридцати-сорока лет работали здесь, но по ряду причин потеряли связь с этим местом. При этом именно они обладают невероятным запасом историй, информации, невероятных воспоминаний, которые связаны с этим местом. Приглашаем их на встречи и делаем частью наших проектов, чтобы у истории мануфактуры появлялись живые лица, живые истории.

— Каково менять целый район города своими силами?

— Это борьба со стереотипами, это борьба с инертностью людей. Долго приходится добиваться внимания, доверия людей и их участия. Сложнее всего добиться того, чтобы человек не просто говорил, что ты молодец и делаешь классные вещи, а когда он приходит и предлагает сделать это вместе, когда хочет помочь и стать лицом этих изменений. Я, как человек, который закончил университет и остался в родном городе, вижу, что это способ создания для себя интересной, насыщенной жизни. Я не вижу свою жизнь другой. Либо я делаю и создаю какие-то возможности для себя, для своих друзей, для своих близких либо я, как многие другие, уезжаю. В первую очередь, хоть это и некий эгоизм, я это делаю для себя. Но я вижу, что, когда делаешь для себя, сам горишь, ты заражаешь и вдохновляешь других.

 

 

«То, что мы сделали — это в каком-то роде уникально»

— Случались ли у вас кризисы? Как вы из них выходили?

— Сложности были, опускались руки. В момент, когда в 2015 году инвесторы отказались поддерживать нашу регулярную работу. Мы на какой-то момент подумали, что наша история, наверное, закончилась. Но фабрика пошла нам навстречу и на определенных льготных условиях стала продолжать с нами сотрудничество, которое позже вылилось в партнерские отношения. Хотя отношения эти похожи на кнут и пряник. Мы не всегда ощущаем взаимного понимания. Но всегда есть моменты, которые помогают почувствовать нужность. Это про поддержку аудитории, партнеров, которые уже долгое время с нами. Сложностей не избежать. Но мы смело принимаем вызовы и самое главное видим результат усилий и проделанной работы.

 

— Ваш опыт интересен другим регионам? Передаете его?

— Более того, не только города, но и страны. На территории наших площадок неоднократно проходили международные конференции. Например, «Сделано горожанами». Мы проводили ее совместно с НКО из Нью-Йорка. Она была посвящена изучению и развитию публичных пространств, мы обменивались опытом. Проводили совместную конференцию «People making places» со шведами, на которой обменивались опытом, практиками, инструментами, подходами. Вместе с Вологдой и Костромой проводили проект, на который мы получали президентский грант, «Новые культурные проекты в регионах». Сейчас члены нашей команды курируют проекты в Липецке, Томске и Ханты-Мансийске. Мы, конечно, много делимся и участвуем в проектах в других городах. В Липецке и Томске, например, работаем с проектами «Двери улицы», «Живая лаборатория Томска». В этих проектах выступаем внешними экспертами и участвуем в воркшопах и мастерских, курируем молодые проекты по созданию живых общественных пространств и формированию сообществ вокруг этих мест, чтобы были люди, которые будут не только приходить, но и активно взаимодействовать с территорией.

— А ваши проекты — это только ваш опыт или заимствованный? Расскажи, например, про «Человек красит место».

— Мы разместили карту района, чтобы горожане могли проголосовать за место, где пройдет мастерская изменений. Люди были удивлены, не понимали, зачем мы это делаем, кто-то воспринимал это как посягательство на район. Но при этом художники, которые выполняли стрит-арт работы, слышали в свою сторону благодарность от местных. Главным показателем стало то, что ни одну работу не закрасили граффити. Молодежь не тронула то, что мы сделали, то в чем участвовали местные подростки и дети. У нас был случай, когда мы самостоятельно закрасили нашу работу. Это случилось по просьбе местного центра ветеранов. Работа находилась в сквере, где находилась стела, посвященная победе в Великой Отечественной войне. Мы откликнулись на просьбу и работу убрали.

 

 

— Ты говорила, что частой проблемой случается логистика ваших проектов. Как вы решаете проблемы с доступом к территории?

— У нас хлопковый склад — это неотапливаемое помещение. Это мероприятия, которые проводятся в то числе зимой, в декабре, но при всем этом на них приходят больше всего горожан, порядка 600 человек. И холодное помещение наполняется человеческим теплом. В этом волшебство и наша сила. Люди приезжают, потому что не ощущают в городе такой волшебной атмосферы. Они действительно называют ее такой.

Мария Старцева, «7х7»

Материалы по теме
Комментарии (0)
или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий, как зарегистрированный пользователь.

Последние новости