Новости, мнения, блоги
Выбрать регион
Республика Коми
  1. post
  2. Республика Коми
Республика Коми

Зачем нужен Союз композиторов?

Михаил Герцман

Бытует мнение, что творческие союзы (и Союз композиторов в том числе) были созданы сталинским режимом специально для прославления оного. Поэтому, мол, режим их и подкармливал заказами, квартирами, заграничными поездками, тиражами и иными преференциями.  А сейчас, когда петь осанну режиму стало немодно, они-де уже не нужны. И в  качестве самого убойного аргумента проводят аналогию с капиталистическими странами, где таких союзов нет.


Такую точку зрения обычно отстаивает околомузыкальная  публика. Это особый тип людей: такие обычно не знают ни одной симфонии Чайковского, но со знанием дела  рассуждают о его половой ориентации.

Придумал творческие союзы, конечно, не Сталин и не его режим: объединяться по профессиональному признаку люди стремились всегда. С глубокой древности известны гильдии каменотёсов, горшечников, суконщиков, оловянщиков, бочаров и прочих ремесленников. Это были первые саморегулируемые организации, объединенные по виду деятельности. Их целью было противостоять  ужасному злу – некомпетентности. Мастерство профессионалов, таким образом, заставляло подтягиваться и «самодеятельность».

В Голландии  в XVIIвеке существовала Гильдия художников, стать членом которой было высокой честью. Почему? Потому что гильдия объединила мастеров суперкласса, и ниже их уровня писать было попросту нельзя. Портреты и пейзажи «больших голландцев» ценились выше, чем  «малых». Те, непринятые в гильдию, считались «самодеятельными» художниками.  Неслучайно период существования  гильдии совпал с золотым веком голландской живописи. Но вот ведь какая штука:  когда вглядываешься в работы «малых голландцев»,  невольно поражаешься и их высокому мастерству. И это не парадокс. Срабатывает железная  закономерность: чем выше уровень профессионального искусства, тем выше уровень и  самодеятельного.

«Могучая кучка» была первым в России союзом композиторов, и тот художественный уровень, который задали и на котором творили кучкисты (во всяком случае, трое из них), оказал влияние  на всю русскую музыкальную культуру XIXвека, а шедевры, созданные ими, остались  вершинами русского искусства. И смотрите: в 1909 году Сергей Иванович Танеев создал  12 хоров специально для Московских Пречистенских курсов для рабочих. Вслушайтесь в эту  музыку – исполнить её сегодня под силу не каждому профессиональному хору. А ведь  она  была написана Танеевым для самодеятельного коллектива! Каков же должен быть его уровень? Значит, сработала та же железная закономерность.

О преференциях. Насчет квартир, якобы выделяемых членам творческих союзов – миф. Легенда. Заграница? Ни малейшей скидки. Покупай путёвку, если есть в наличии. Издания? У меня, за всю жизнь издали один фортепианный сборник. К моему 50-летию.

Но была одна преференция – Главная. Она состояла в том, что государство в лице Министерства культуры заказывало и закупало у членов СК музыку, возлагая на себя обязательства по её исполнению. Это были оперы, симфонии, кантаты, романсы. Реже – песни (они обычно приобретались радио и телевидением). Закупалось, правда,  далеко не всё – лучшее.

И что важно: многие закупленные оперы действительно ставились, симфонии игрались, кантаты пелись, романсы исполнялись. Существовала некая гармония: песенники не писали опер, а симфонисты не сочиняли песен. Ну, песенники, собственно, и не могли писать опер, а вот симфонисты порой  могли «учудить» и в песенном жанре. Помните «Нас утро встречает прохладой…»? В 30-е годы «Песня о встречном» Д. Шостаковича  была настоящей попсой. А 60-е вся страна пела песню Р. Щедрина «Не кочегары мы, не плотники» из кинофильма «Высота». А ведь оба композитора входят в  число лучших симфонистов ХХ века.

Стоп! Не надо заводить бессмысленной полемики на тему «кому нужны эти ваши оперы и симфонии». Тем, кто задаёт подобные вопросы, они, разумеется, не нужны, и я говорю об этом без малейшего осуждения. Это – абсолютно стандартная ситуация. Так было всегда: поклонников классики (и вообще академической музыки) и сегодня в мире не более двух-четырех процентов от  всех слушателей и зрителей.

И это естественно. Восприятие серьёзной музыки требует от слушателя иной духовной работы, чем любая другая музыка. Программа мюзик-холла воспринимается легче и собирает больше зрителей, чем, скажем, опера «Отелло».

«Panem et circenses!». Так звучит на латыни известный со времен распада Римской империи лозунг «Хлеба и зрелищ!», актуальный, конечно, и в эпоху распада Советской империи. Сходство один в один: именно под знаком  бесконечных шоу и катится  весь постперестроечный период.

Поскольку государство особое внимание уделяло песне («самому демократическому жанру», как её именовали в партийных документах), в нашей стране возник музыкальный феномен, которого до того не было нигде –  массовая песня. Не «популярная», подчёркиваю, а именно массовая (это далеко не одно и то же). Но это так, к слову. Важнее другое. Лучшие песни (те самые «старые песни о главном») были созданы, в основном, членами СК. Это означает, что авторы этих песен учились музыке не менее 16 лет, причём окончили консерватории именно по композиторской специальности.

Лично я всех сочиняющих музыку делю на две категории – композиторов и песенников. А всех пишущих  стихи – на поэтов и текстовиков. В этом нет ничего уничижительного – речь идёт всего лишь о специализациях.

Если очень разозлиться и швырнуть гипотетическую палку в гипотетическую людскую толпу, то непременно попадёшь в песенника. Причем с большой долей вероятности могу предположить, что он окажется ещё и автором слов. Возможно, на английском языке. Россия достигла высочайшего пика своей музыкальной культуры: песни пишут почти все! Остальные пишут тексты.

Если вообразить портрет, где  будут изображены  Дмитрий Шостакович и Игорь Крутой, то надпись под портретом «Композиторы Шостакович и Крутой» меня покоробит. Потому что композитором на портрете является только один, а второй –  песенник, автор множества популярных сочинений в этом жанре. Не убедит меня и надпись под картиной «Поэты пьют чай», если там изобразят молодого поэта Михаила Лермонтова (которому нет и 28) и седовласого мэтра-текстовика Илью Резника (ему за 70).  Помилуйте, разве поэты – они оба?

Это я к тому, что музыкальное искусство двигают вперед НЕ песни (сколько бы их ни писалось), а все-таки оперы, симфонии, кантаты, романсы. И поступательное развитие литературы характеризуется отнюдь НЕ  текстами для песен, а романами, повестями, пьесами, рассказами,  высокой поэзией. Конечно, это никак не отвергает и не препятствует появлению талантливых самородков в любом жанре, но двигать своё искусство вперёд, развивать его под силу лишь профессиональным творческим союзам.

Упрёки в прославлении творческими союзами сталинского режима  смешны: режим славил ВЕСЬ народ, находящийся на свободе. В том числе, конечно, и деятели литературы и искусства. А после смерти вождя все продолжали славить режим не менее активно, легко  заменив  «Сталин» на «Партия». Славили искренне, вкладывая в песни и кантаты, оперы и симфонии, романы и пьесы  весь свой талант и мастерство. В те времена славить родину было весомой частью идеологии, а на идеологию государство денег не жалело.

Сегодня эта dolcevita– «сладкая жизнь» творческих союзов закончилась. Государство в лице Министерства культуры ничего никому не заказывает, не покупает и не издаёт. И это понятно: оно ему надо?  У него сейчас задача поважнее – удержаться на своих местах и постах. Поэтому смотрит оно на нас искоса и исподлобья (если вообще смотрит), считая нас дармоедами. Кем оно считает себя, мы, конечно, видим. А кем считаем его мы –  тема другой статьи. Возможно, статьи в УК РФ. И жгучий вопрос Министерству «Что ж ты, милое, смотришь искоса, низко голову наклоня?» мы уже и не задаём…

Как тут не позавидовать западным композитором, где существует масса общественных  фондов в поддержку искусства, в том числе композиторского! В одном из таких  я побывал, будучи в Финляндии. Эти фонды издают музыку финских композиторов, хоть и небольшими тиражами. И никто в этих фондах  не смотрит  на композиторов ни исподлобья, ни искоса…

Но если у нас с творческими союзами так всё плохо, то почему нет массового оттока из них? Почему пусть медленно, но творческие союзы всё же растут?

Потому что быть членом творческого союза почётно, а вступить в него невероятно сложно. И 16 лет обучения музыке с окончанием композиторского отделения консерватории отнюдь не гарантия вступления в Союз композиторов!

Смотрите: нужны две рекомендации членов Союза, чтобы просто приняли твоё  заявление. А дальше полная неизвестность, потому что твои сочинения поочерёдно рецензируют два  композитора, причем один так никогда и  не узна́ет мнение другого о твоей музыке. Если их мнения разошлись,  твою музыку слушает Приёмная комиссия. Если мнения и тогда разделились, музыку слушают  на секретариате Союза. А если уж и секретариат не пришёл к единому мнению, то музыку слушает Правление, и это мнение уже окончательное. Я, например, до сих пор не знаю свою первую инстанцию – тех двух композиторов, кто, не сговариваясь, дал мне путёвку в Союз композиторов…

Словом, членство в нашем творческом союзе это знак своего рода избранности, элитности, но и громадная ответственность: кто из нас гарантирован от неудачи? Гарантировать можно только, пожалуй,  хороший вкус, уж это-то за 16 лет учёбы в нас воспитывают насмерть.  Может, именно поэтому исполнительские конкурсы во всём мире обычно возглавляют  композиторы. К тому же, у композитора, как правило, не бывает персональных предпочтений, будь это скрипач, певица, хор или оркестр, джаз или попса – роль играет только мастерство исполнителя. Композитор по определению заинтересован в развитии любого искусства. Лишь бы это было искусством.

Так для чего же нужен Союз композиторов? Эта странная организация, куда берут не всех. Организация с глубоко продуманной обороной от «чужаков».  Зачем она? Чтобы в её недрах созидалась бессмертная музыка?

Не будем лукавить. И не будем считать себя непогрешимыми. Тут уж  как Бог рассудит. «Нам не дано предугадать, как слово наше отзовётся…»

А существует Союз композиторов для того же, для чего с глубокой древности создавались ВСЕ профессиональные гильдии: чтобы противостоять некомпетентности. Особенно воинствующей. Невежественности, так часто торжествующей. И непрофессионализму. К сожалению, повсеместному.

Комментарии (2)
или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий, как зарегистрированный пользователь.
Спичак
16 сен 2010 17:33

Потому что филолог или философ самого среднего уровня всегда оценят книгу лучше, чем члены Союза писателей. Ибо те будут оценивать с точки зрения "актуальности" и "партийности..." идеологичности, а филологи и философы с точки зрения мастерства и эквилибристики мысли.
"Проще пиши", "надо без выкрутасов..." - теперь такие "ценности" и критерии в писательском мастерстве....и совсем отдельный разговор- продаваемая книга и изыскательская книга... А критерий-то все жестче и все явнее-явнее...(не без сарказма).

Поэт Сергей Каныгин
07 фев 2016 20:16

Разумеется, даже самые лучшие стихотворения и песни И.Резника ("Музыке", "На выставке", "Когда я уйду", "Мы на любовь, мой друг, скупимся...", "Старый друг", "Пусть даже на одно мгновенье...", "Ещё один день рождения Аллы", "Глаза врагов - взведённые курки...", "Хмельной, потерянный затворник..." и "Маскарад") не могут быть поставлены рядом со стихотворениями гениального М.Лермонтова ("Мы снова встретились с тобой...", "Прости! - мы не встретимся боле...", "Парус", "И скучно и грустно...", "Выхожу один я на дорогу...", "Не думай, чтоб я был достоин сожаленья...", "Оставленная пустынь предо мной...", "Из Андрея Шенье" и т.д.). Но разве это означает, что Илье Резнику можно со спокойной совестью отказать в праве считаться поэтом?!

Свежие материалы