Новости, мнения, блоги
Выбрать регион
Ханты-Мансийский АО

Почему защитникам сквера в Екатеринбурге референдум не поможет

Евгений Зиновьев

Очень сложно сформулировать собственное отношение к происходящему в Екатеринбурге скверно-храмному противостоянию. Я не житель Екатеринбурга и в его скверах гуляю крайне редко. Я не воцерквленный человек и в храмы если и захожу, то только как в музеи. По большом счету, нет у меня повода вставать на чью-либо сторону. И главное, что заставляет быть внимательным ко всей этой истории — то, что все перешло таки от мирных «обнимашек» к обоюдному применению силы. Выдавливание протестующих из сквера в ответ на вышвыривание забора в пруд (пруд-то чем провинился?).

Совершенно непонятно, что с этим делать дальше в отсутствие очевидных лидеров протеста. А неочевидные пришли вчера к губернатору и признались, что не управляют ситуацией. Соответственно, разговаривать толком не с кем — по сути, никто, кроме ОМОНа, увести народ с улиц не может. А ОМОН это делает, как умеет — «прямо, грубо, по-стариковски» (с).

В этой ситуации погасить огонь может только другая сторона — откатив назад и взяв паузу. Просто на «подумать». Потому что, когда бушует пожар — его надо сначала тушить всеми силами, а уже потом, разбирая мокрые головешки, думать, как восстанавливать сгоревшее и вообще — жить дальше. Пока что никто ничего не тушит, а напротив — подбрасывает хворосту.

В среде защитников сквера говорят о референдуме, как о единственно возможном способе разрешения конфликта. Но что даст этот референдум? Вот просто бьюсь об заклад, что большинство на нем проголосует за храм. Потому что батюшки мобилизуют паству (это на обычных выборах им как бы зашкварно агитировать, хотя многие не тушуются. А на референдуме «за святое дело» — только ряса завернется). Потому что администрация мобилизует бюджетников. Потому что промышленники мобилизуют сотрудников. А кто мобилизует противников храма? По ранее проведенным опросам, их и так далеко не большинство. Минус школота, не имеющая права голоса. Минус студенты с иногородними прописками. Минус те, кому протестовать ночью на улице интересно, а ходить в выходной на избирательные участки — нет.

Поэтому результат референдума заранее очевиден. Потратить миллионов этак 100 на документальное подтверждение очевидности — наверное, не самое рациональное решение. И самое главное — даже это ничего не даст. В том смысле, что никто не даст гарантию, что протесты остановятся — просто к имеющимся лозунгам и кричалкам добавится что-нибудь про «нечестный референдум». Ибо то, результат чего тебе остро не нравится, оно априори нечестное, да ведь?

Ну, и немножко о своем, о провинциальном… Ситуация в Екатеринбурге перекликается с тем, что происходит в моей родной маленькой Ревде (40 км от Екатеринбурга) с памятником Ленину, который хотят перенести, чтобы реконструировать главную площадь и сделать на ней фонтан. Вот только знаки у этих ситуаций разные. В Екатеринбурге защитники общественного пространства бьются с объектом для поклонения. В Ревде защитники объекта для поклонения возражают против общественного пространства. В Екатеринбурге протестует в основном молодежь. В Ревде — преимущественно пенсионеры. Но и те, и другие обвиняют власть и промышленников в том, что они не хотят слышать народ. И те, и другие уповают на референдум, как на панацею…

Комментарии (0)
или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий, как зарегистрированный пользователь.

Последние новости